Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Петрович

Остров Божье дело (из дневника)









Несколько дней был шторм, словно не мелкое озеро в естественном блюдце, а море катило желтые волны с шипящими бурунами (султанами). Яростно бросались они на берег. Плыть было невозможно еще из-за шквального ветра. Да еще, периодически заводился дождь.


В утреннюю паузу выплыли из заливчика, где стояли на островке и попытались выйти в озеро из-за мыса, но метров через семьсот вынуждены были спешно причалить у деревни, за которой и заночевали, в кустах на болоте.


Утром ветер не унялся, но волна села и двинули, помолясь, на остров Божье дело. Там сегодня, в воскресенье, в небольшой деревянной церкви служилась Литургия.


Два километра против ветра шли полтора часа. Служба кончилась и народ на моторке и деревянной лодке уже двигался с острова. Решили зайти всё же в храм, дверь еще была открыта.


Полумрак. Скромная обстановка. Тесно. Алтарные врата, как мило – резная калитка. По краям резные изображения святых Зосимы и Савватия. Бумажные иконы.


Неспешный, средних лет, высокий священник неторопливо раздувал кадило. Никого. Попросились приложиться к Празднику. Хотели еще попросить благословения и двинуть далее.


-”Не спешите?”- мягко и проникновенно спросил священник.


И мы остались на поминальный молебен. Трое в церкви и голос священника от этого не звучал менее торжественно. Четырежды, неспешно помянули по запискам и вот, “Вечная память” и он стал кадить у Царских врат. Солнце заглянуло в окно и посветлело на словах о Святом Духе.


Collapse )

Патриарх

От нас ушел Патриарх Московский я Всея Руси Алексий Второй, возглавлявший церковь в очень непростое время, в эпоху болезненных перемен: грабежа, обмана, разочарований и танковой стрельбы по зданию правительства. Разрываемая страна ворочалась, пытаясь очнуться от красного дурмана, и летели щепки. Церковь поднимала голову, собирала «малое стадо». Это время Патриарх назвал «вторым крещением Руси». Народ тогда бросился к возрождающейся церкви, но в храмах остались немногие из тех. Жесткими оказались для постсоветских людей требования реального, не выдуманного христианства. Первой схлынула разочарованная интеллигенция. Оказалось – что она страстно желала некой неясной свободы, а не спасения собственной души. А работа по спасению души требует серьезного напряжения и неукоснительного исполнения вековых обрядов. Здесь недопустимы новшества и либерализация – чудо может исчезнуть.


1992©photo by V.Gritsyuk                                        Митрополиты Алексий и Питирим в Великом Новгороде

Но главное тогда происходило неуклонно – восстанавливались поруганные церкви, оживали монастыри, возвращались святыни. Так всегда после большой войны – вначале приходят строители и возводят стены. Потом обычные люди, художники и меценаты украшают внутри, золотят купола. И ждут молитвенников. Молитвенники как взрыв – если всё правильно пойдет. Каждый в своё время должен смиренно делать своё дело. Но вот найти силы его делать, и понять, что дело именно твое – самая большая трудность для человека. Теперь мы вместе с Русской Зарубежной Церковью – это невероятно и обнадеживающе. Шипят враги Христовы, выискивают темные пятна, а если нет их – то выдумывают, но – собаки лают, а караван идет.

Что такое – открытые двери церкви с огоньками свечей внутри и древним распевом? Это корабль, который ждет каждого из христиан. И мы войдем туда каждый в своё время, если захотим жить честно, по совести. Потому что оттуда любовь и совесть, и бессмертная душа. Там не важно, что мы такие вот - корявые. Каждому заблудшему сыну рад Спаситель, ведь в духовном мире последние равны первым.
Не мне перечислять заслуги и грандиозные дела ушедшего Патриарха, могу лишь молча склонить голову. Он – отец. Переполняет скорбь, но рядом и гордость. Ни с кем не могу его сравнить, как не пытаюсь. Он стоит отдельно, возвышаясь до неба. Такого не было и не будет больше. Царство ему Небесное. Со Святыми Упокой Господи.

Матери и дети -2

Сегодня наш общий праздник, сегодня Вознесение Господне. Вознесение - финальная провиденческая ступенька в замысле с посещением Земли Спасителем. Взломаны ворота ада и теперь всё стало по-другому, появились путь и надежда. Выбраны ученики, им сообщены притчи и заповеди, оставлена методика Литургического действия и осталось дождаться обещанного от Отца Святого Духа Утешителя.  И Он придет, и  снова у нас в память об этом будет праздник. Для чего? Для того, чтобы не забыть никогда. Вся церковная жизнь и состоит в неукоснительном сохранении памяти, потому что если начать туда касаться, что-то менять и додумывать - чудо может пропасть. Ведь что такое - чудо? Это то, чему нет объяснения. Много вокруг нас чудес - вся вселенная со своими свойствами - огромное чудо, и мы в состоянии увидеть чудеса, надо только оторвать взгляд от корыта. Церкви стоят, как инопланетные корабли, и двери их открыты. Надо лишь услышать, почувствовать, понять, что наша главная цель не здесь. 
Очень бывает смешно, когда люди, наезжающие на церковь демонстрируют полное незнание элементарных базовых установок в Христианстве. Это, как если бы я - фотограф, начал серьезный спор с орнитологом лишь потому, что снял случайно пару птичек, которые ведь летают повсюду. Когда я разговариваю со своим врачом и пытаюсь объяснять ему логично вычисленную мною причинно-следственную связь моего шума в голове с однажды бывшим у меня тепловым ударом, он смотрит на меня ласково и жалостливо. И мне становится стыдно...


(c)photo by V.Gritsyuk                                        У источника. Оптина пустынь

Как наверное понятно, что эта фотография лишь чуть приближается к жанру Миддле_Лифе. Только приближается, потому что в ней не очень конкретная "история". Если я не напишу внизу, что эти люди стоят у святого источника в Оптиной пустыни - снимок сразу много потеряет. Потеряет он ассоциационную ссылку на прежде заложенную в нашей культурной базе информацию и станет обычным жанровым или одним из репортажа. Но то, что это мать и сын - понятно сразу. Крепкий снимок в нашем жанре не должен нуждаться в развернутой подписи, в этом и его невероятная сложность. Но мы ведь не боимся сложностей, пока не приходится за свои слова ответить. И пока нас не судят строго - есть возможность полетать.
Петрович

ПАЛОМНИЧЕСТВА НА ВАЛААМ часть -1

Как же трудно далась редакция этого текста. Писалось это давно, публиковалось в 
разных местах, лежало на сайте Валаамского монастыря. Нынче поглядел, а там
столько ляпов и неточностей. Не понимаю, как люди раньше этот текст читали :-)
Это предпоследняя публикация по православию. Нету их больше у меня.


(c)Photo by Victor Gritsyuk                                                                                                           Валаам. Монастырская бухта.

ПАЛОМНИЧЕСТВО НА ВАЛААМ 
Часть -1

ПИТЕР-ВАЛААМ
Неулыбчивое небо висит над маленьким питерским аэродромом. Сырой ветер налетает
порывами, гнет и треплет пучки желтой травы, торчащие из замерзших луж. На самом
краю взлетного поля, среди зернистых куч весеннего снега нас ожидает видавший
виды вертолет. Из оранжевого автобуса послушники молча переносят в его салон 
бесчисленные узлы и чемоданы. Поверху догружают картонные ящики с марокканскими
апельсинами. Салон постепенно приобретает вид запущенного склада. Не верится, что
вертолет сможет оторваться от земли. В заключение за задними креслами 
аккуратно устраивают большую икону, обернутую в чистую мешковину. Из-под 
нечаянно отогнувшегося сверху уголка ткани становится видна благословляющая 
рука на свежей позолоте. 


Collapse )

 

НИЛОВА ПУСТЫНЬ НА СЕЛИГЕРЕ


(с) Photo by Victor Gritsyuk                                                                              На колокольне

НИЛОВА ПУСТЫНЬ

Преподобный Нил родился по предположению, в 1485 году в Валдайском уезде в 
Жабенском погосте.  Кто были его родители – неизвестно; известно только, что 
пострижен он был в Крыпецком монастыре, в двадцати верстах от Пскова.  
Наречен он был Нилом в честь подвижника горы Синайской.


Collapse )

ИЗ ПЕРЕПИСКИ С НАЧИНАЮЩИМ ФОТОГРАФОМ (письмо пятое)



ИЗ ПЕРЕПИСКИ С НАЧИНАЮЩИМ ФОТОГРАФОМ
Письмо пятое
О РЕПОРТАЖЕ

Люди и события, движения и эмоции всегда привлекают фотографов. 
Репортаж — это сплав фотографии, журналистики и философии. 
В фотографии вообще нет легких жанров, а репортаж можно смело 
назвать одним из самых сложных.


Collapse )

НАШИ СВЯТЫНИ

ПОДНЯТЬСЯ НА ГОРУ ПОЧАЕВСКУЮ



В половине пятого утра маленький городок Почаев, просторно лежащий среди редких холмов 
древней Волынщины, дремлет ещё в буйно разросшихся садах, в белых своих, совсем не 
городских хатках. Крепок сон под утро. Золотые облака дышат зыбкой прохладой.  Предутренняя
синь на­полняет пейзаж недосказанностью. Мир затаил выдох в ожидании  чего-то важного, что 
вот – вот должно случится. Всё нереально и призрачно перед рассветом.

(Осторожно  - трафик)


 

Collapse )