Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Петрович

Помним, наш любимый Петрович (3 года мы без тебя)

Деревья ровно стоят по ровному берегу, глядя в своё гладкое отражение. Наиболее любопытные наклоняются ниже, и некоторые даже опасно. Самые любопытные падают в воду с края, не рассчитав силы, и вздымают беспомощные комели, трагически растопыренные, словно пытались они схватить тишину, схватить эхо. Понять себя и мир. Замечтались. Остальные стоят на ровной линии низкого берега - благоразумные и стабильные.
Пролетает на заливы лебедь-шипун, переговариваясь звонко с эхом, перекликаясь с ним гортанно.
Из полумрака тайги, из глубокого колодца между сосен, елей и осин видно синее небо. Там, в поднебесье вьются шелковые ленты гусиных клиньев, шумят, гогочут.
Ночью над озером синим ножом разрезало плотные облака и одна звезда оглядывала темный мир из косого разреза. Сизым, стальным когтем разрезаны облака.



Что еще надо человеку: маленький домик на берегу неспешной таежной реки, с окнами на воду, ворчащий по-стариковски чайник на печке, и нескончаемая, бесконечная без припадков осень с небольшими переходами из золота в оранжевое, с тишиной и запахом мороза.
И пусть в радио только электрический шум эфира. И пусть лес вдали стоит ровно и прячет лосей и медведей, а тучи, как жирные киты с темным брюхом. И пусть они обязательно повторяются в водах реки, для спокойствия, для надежности и красоты.

Небо беззвучно упало в тайгу

Сегодня что-то захотелось тишины, чтобы редкие настоящие звуки вязли во мхах, рассыпались серебристыми лишайниками. Вспоминаю спокойное молчание тайги.  Стоят деревья в ковре багульников и черники и - ни слова лишнего. Ты обнимаешь их, а они не шевелятся, глядя спокойно и мудро. Наламываешь тонких сухих веточек для растопки, а они лишь чуть настораживаются. Мне в городах очень недостает настоящего молчания. Настоящее - это когда ты внутри живой тишины, а не в каменных стенах с выключенным телевизором. Даже выключенный черный телевизор орет - как резаный.

Снимал вчера свои посты с комментами и заметил, что часто повторяется у меня в текстах интерес к статистике ЖЖ. Единственное, что меня в этом стыдном деле оправдывает - так это усиленный поиск смысла своего существования и делания. Никак не приму решение, вот и возвращаюсь постоянно. Чтобы не сделал - оно станет поступком. Ведь там люди же... 


2008(c)photo by V.Gritsyuk                                 Зеленые кванты тишины

Горькие вопросы.

Не подумайте, будто я ненормальный, но я наконец понял! Как же это было просто, но никому не приходило в голову в нашей тяжкой стране. А что нам вместо этого в голову приходило, даже и назвать прямо затрудняюсь, часто ударяло нечто вязкое и вредное? Но, давайте ближе к сути. 

Вот я работал – ездил себе по национальным паркам и заповедникам, по островам необитаемым без всяких заданий и субсидий, и считал это нормальным делом. Делал всё по собственной инициативе, по внутренней тяге, а начальство заповедников помогало по возможностям, скромно - чем могло. И никогда я не задумывался серьезно, почему в нашей стране так не популярна дикая природа, тайга, животные, рыбы. Не популярна - ни в смысле рыбалки, охоты и неуемного лесоповала, а чтобы любить, уважать и ценить всему народу. Была раньше передача «В мире животных» и там показывали кусочки из шикарных заграничных фильмов, и наши фильмы иногда – очень слабые, любительские или черно-белые научные. И как-то мы спокойно всегда относились к тому, что у нас не было своих Гржимека, Кусто, Дж. Даррелла, и не было многих и многих других исследователей, неустанно работающих в джунглях, летающих на самолетах и воздушных шарах над Амазонией и Гималаями, живущих в волчьих и обезьяньих стаях, годами следящих за львиными прайдами. Потом они делали невероятные фильмы, выпускали альбомы и писали книги. Из наших вспоминаются только Бианки и Пришвин – но так, словно они из царских времен. Их сегодня плотно заслонили фигуры новых олигархов, бессменных певцов и сомнительных девушек с обложек. У нас с любовью к нашей природе было как-то скромно, а часто казалось - что и не было ничего. Да и ничего нам не нужно было, лишь бы не было войны...

Теперь есть спутниковое телевидение и там постоянно функционируют отдельные каналы, посвященные только дикой природе. Есть английские, американские и французские каналы, разные есть – но не российские. И только у них там постоянно и с любовью трудятся исследователи и фотографы, киношники и дикие путешественники. Смотрю вот канал «Animaux», который с утра до ночи показывает фантастически интересные и невероятно красивые фильмы про насекомых, рыб и необычных животных, и завидую. Сегодня не мог оторваться от телевизора, когда оператор кружился вместе с дельфинами, плыл с камерой перед носом кита, чесал крылья огромного ската... Гордость вообще за человека была, а за державу нашу было обидно. 

 
2005©photo by V.Gritsyuk                                                                                                                          Западный берег Пяозера (фрагмент 6х17см)

Вы понимаете, о чем я хочу прокричать? Ведь у нас невероятно красивая страна, у нас есть свои киношники, ученые и энтузиасты, но нет эпических гордых фильмов о родных просторах, горах и озерах. Достойными огромной страны фотоальбомами не завалены прилавки наших книжных магазинов, как в маленькой Финляндии, у нас под боком. А ведь у России богатейший животный мир, птицы, рыбы, насекомые. Я это знаю. Я это видел. Но нет наших авторов у современных фильмов и книг, а снимают тут больше японцы, американцы. Это Руст сажает жалкий самолетик на Красной площади, а француз Николя Венье добирается до неё на собаках. Один есть у нас Федор Конюхов - непонятный бородачь, да ещё Шпаро – и то, о них что-то давно не слышно, вроде бы в проводниках они у иностранцев. Наши корабли ангажируют иностранцы для своих красивых и сложных фильмов. И вертолеты с проводниками. Наши ледоколы возят их серьезные экспедиции. А потом появляется у французских киношников бешенный фильм об императорских пингвинах. Что же это такое? Неужели красота собственной страны и красота мира российским людям не нужна? Неужели наш удел только качать нефть, копать минералы и торговать газом, ограничиваясь домашними кошками и собаками. Неужели наше счастье -  жрать водку и хапать всё, что плохо лежит? Почему им нужна вся Земля, а нам - нет, даже наша собственная? Неужели никогда не будет денег на это, а только на виллы за границей и гулянки? Горькие это вопросы, но должен же кто-то их задать.

Поклон посредственным пейзажным фотографам

Наступила пятиминутка правды в моём ЖЖ. Нервнобольных и утонченных прошу не читать. Честных фотолюбителей прошу не принимать на свой счет. Вы делаете может быть не очень профессиональные по качеству и композиции, но добрые снимки, без которых трудно жить в этом гадком мире. Поглядишь на ваши фото в ЖЖ, и думаешь - жизнь продолжается, и улыбнешься иногда какому ни будь мухомору, или листикам на воде. Если порыться, то у каждого из вас есть несколько шедевров. Ну, один уж точно найдется. Но вы скромны и спокойны. Оставайтесь такими, и жить будет чуть веселее.
Какая же сегодня прозвучит страшная фотографическая правда? Всю не буду вываливать в одну публикацию, а начну со слов благодарности посредственным фотографам, претендующим на гениальность. СПАСИБО ВАМ! Что бы делал я, профи пейзажной фотографии, без того шума и мельтешения на втором плане, который вы создаете своими посредственными и вторичными пейзажными работами, перепевками и ремиксами. Стоял бы один голый под плевками. А так, достается мне лишь немного, да и то - презрения, а не серьезного лая. Вам не до меня. Вы делаете очень важное дело, наполняете фотографиями пространство ниже меня. А вверху от меня уже есть крутые парни. Вот так смыслово завершается линейка для сравнений. Как говорил Кузьма Прутков: "Нет ничего высокого, чему бы не было выше, и нет ничего низкого, чему бы не было ниже" (своими словами, но главное - смысл). 


(c)photo by Victor Gritsyuk                                                                                                   Люблю реки (фрагмент 6х17 см)

Так будьте же здоровы и плодотворны, чтобы нам, скромным работникам пейзажной фотографии уютно было на вашем фоне, и чтобы умнеющий зритель всегда имел с чем сравнить. Но не думайте, что линейка застыла, она живая и подвижная. Вчерашний простоватый мальчик может сегодня стать мэтром. Мы все были маленькими и глупыми. Только глухо тоталитарное мышление не допускает, что люди могут изменяться в лучшую сторону. Ломитесь, тесните верхушку, и там подвинутся, пропуская вас с вашими пейзажами. Там объективные есть ребята, без зашоренности и зацикленности. И главным пропуском будет не настырная агрессивность и мускулистое хамство, а тихая любовь к тому, что вы снимаете. Любовь с сотворенному этому дикому миру, смысл которого нам недоступен.  Любовь - она всё побеждает. Вот такая правда номер один.

Collapse )

Это не считается

Не буду тут ничего рассказывать, а просто покажу фрагмент панорамы с Кольским слева и Карельским берегом справа. Он уже был в моём ЖЖ, но маленький. Тут делаю его под заказ, чтобы под кат положить фото для экрана компьютера 1280х960. Естественно, пришлось резануть. А то народ говорит - нечего ставить на скрины, всё мелковато. Нет размаха, а ещё с бородой  ( в смысле - мелочный я мужичек). 


(c)photo by Victor Gritsyuk                                                                                      Отлив на Белом море (фрагмент 6х17см)

Нет! Не выдержу, надо что-то вещануть. Распирает рот. Отвечу тут на один вопрос. Говорят, - что это я заморачиваюсь на разные покусывания, оправдываюсь, будто прощения прошу. Так вот, "укусы" не имеют никакого реального значения, а выстраиваются мною по жанру литературных композиций. Таким образом - упоминая их, я не отрываюсь от логики ЖЖ, и каждым постом как бы продолжаю предыдущий. Создается ощущение некой непрерывности разговора, что делает характер моего нордического образа ещё более цельным, в противовес маленьким неорганизованным террористическим нападкам. Надеюсь - никого не обидел таким глубоким цинизмом?

Collapse )
Петрович

Интервью с хозяином этого ЖЖ

Это текст беседы со мною журналистки Галины Ергаевой, опубликованный в журнале
 «Фото-видео» 01.2007, с моими фотографиями. Типа –  моего портфолио с рассказом.



ВКУС ТИШИНЫ
Виктор Грицюк вывел уникальную формулу пейзажной фотографии. Но состоит она не из цифр
или химических соединений, но из ощущений, которые он смешивает согласно велению своего
сердца. Результаты заставляют зрителей замирать

Collapse )


Петрович

Очерк о золотой осенней поре в самом сердце России.

(в дополнение к публикации в журнале "National Geographic", ноябрь 2006) 

 

Хорошо приехать на край света, на Камчатку или в Гранд-Каньон, и задохнуться там от первозданной мощи природы, раствориться без остатка в величии скал, в беге горных рек, затеряться в просторах моря или тайги!
Другое дело — среднерусский пейзаж. Профессиональным фотографам он кажется слишком скромным, и потому чаще видишь его на снимках для домашних альбомов. 
Холодными зимами люди греются теплом этих фотографий. 
Трогательно, но, думаю, среднерусский ландшафт достоин большего.
Средняя Россия — что это? Не степная родина кочевников, место голое, ковыльное. Не глухие хвойные леса с белоглазой чудью и весью, где не растет рожь и пшеница.
Это лесостепные пространства — наши прерии и саванны (ведь их тоже относят к лесостепям).

   

Пограничье леса и степи — нынешние Орловская, Владимирская, Тульская, Рязанская области. На этом рубеже Русь когда-то противостояла разбойным набегам кочевников.
Здесь рождались герои, первопроходцы, поэты и художники. В давние времена крепко стояли дубравы, шумели светлые широколиственные леса из липы и ясеня, перемежавшиеся участками разнотравных степей.
Но настоящая, первозданная лесостепь мало где сохранилась до нынешних времен: слишком долго здесь жил человек.

   

Орловщина. Октябрь в Спасском-Лутовинове — тургеневских местах. Как там, у гениального аристократа Ивана Сергеевича: «Осень настала давно; ее прощальные ласки часто милее душе первых улыбок весны».
Лес горит кармином и золотом, ветви сгибаются под тяжестью густого цвета, только ясень стоит зеленый, выделяясь четким рисунком на этом теплом занавесе, — словно ждет особого приглашения.

   

Клены роняют лимонно-красные листья, они тяжко планируют и стелются по траве, очерчивая солнечный круг у оснований стволов. Суматоха в небесах — несутся клочья облаков, торопливо сбрасывая влагу. 
Нет птиц, попрятались звери, затаили дыхание по норам. Ветер пробует на крепость вековые липы, а те, кажется, рады стихии, упорством отвечают на силу, как равный равному. 
Ветви теряют лихие гривы, и рассекречиваются тайные схемы крон. 
Буря ставит решительную точку в истории лета, завершая годовой круг, воплощая свойства бытия, однажды получившего такой приказ — бесконечно умирать и возрождаться — и обреченного его исполнять. 
Пройдет немного времени, и резная лиственная красота потемнеет на земле. 
А весной предстанет темно-коричневой сырой массой, судьба которой — стать землей.

   

Бреду в тумане по ковру листьев, как по цветному мелководью, ворошу их ногами — и нет меланхолии, унесло ее ветром. Присел на поваленный ствол и изучаю полет самых последних героических листиков. 
Обычное дело, заурядная безделица — листопад. По масштабам природы — сущий пустяк. Но и в нем — бескрайность оттенков и проявлений жизни: приглядишься, проследишь за полетом — каждый лист падает иначе, 
как наделенное характером существо: один описывает спирали, другой порхает мотыльком или взлетает вверх и вновь опадает, словно скользит по невидимым волнам.

Никого нет рядом. Это зрелище — для меня одного, маленькой теплой точки в летописи поздней осени.