Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Тебя не хватает каждый день.

 Здесь, по реке Зуша, где такая прозрачная березовая роща, словно светится изнутри, и изумрудная молодая трава покрывает сглаженные брустверы окопов и блиндажей минувшей войны - представил я себя убитым немецкой пулей.
Пуля летела с противоположного, высокого берега реки, из такой же рощи с такой-же травой. Я даже заметил вспышку и дымок, а пуля неслась между белых стволов берез в моё живое сердце.
Здесь полегло несметное количество народа. Они выбегали по приказу из окопов в роще и умирали на огромном чистом пространстве перед рекой.
В роще тихо и мелкие птахи щебечут в легких кронах.


© photo by V.Gritsyuk

А вот набежала тучка и ветер с дождём и градом пронизывает рощу. Град - белые комочки, как пули наверное. Стою за стволом березы, сжавшись и натянув шапку поглубже, и слушаю шум молодых крон и стук града о мои плечи.
"Господи! Помяни их души грешные."
Какая красивая роща, какая короткая жизнь, какая короткая память.
Пуля разрывает ткани и кровь брызгает фонтаном из раны на белую кору дерева. Пока она свежая - она очень красная. Потом темнеет и не найдешь этих пятен. Они теперь естественны на коре.
Кончился скоротечный дождь, и опять тишина.
Я - живой, и между нами 55 лет. Никто не вспомнит меня, с мечтами и надеждами, и отчаянием. Кровь моя напитала землю.
Какая зеленая трава.

Петровичу 60!

Сегодня Виктору Грицюку исполнилось бы 60 лет.
Любим.




      Я смотрю на лес, как художник, но сидит во мне и лесник, и лесоруб, и еще много кого,
просто говорящих, что лес - так, плесень на теле земли, или вот, разве это лес - в Швейцарии леса, или там в Бразилии.
Они говорят мне - ты лжешь, ты заставил себя любить это, потому что не было иного.
Ты сидел в России, как в тюрьме, и добился в ней свободного режима.
Ты ездил и сердцу надо было что-то любить, и оно любило, что было.
Любило, как физическое действие, не соответствующее нутру.
Любило от безысходности и безальтернативности. Иначе, отуда эти мысли других людей?
При любви сердце слепо? Или нет?

Люблю долго и привычно, но секундами - ненавижу смертельно и тоскую без причины.

Нежное слово - эксклюзив

Напомню о вчерашнем рассказе про то, что журнальные оттиски с моих слайдов на Вельвии 50 и Кодаке 64 у редакции «Советского Фото» не получились. Слайды тихо рассосались в мировых и архивных лабиринтах, но один снимок был вчера обнаружен в виде цветного отпечатка. Не помню, публиковался ли он в ЖЖ, или нет – это не важно. Важно то, что когда фотограф не знает, что и как ему снимать, он берет красивые иностранные, или даже наши журналы, где ещё печатают Россию, и листает их очень внимательно. От долгого листания многие впадают в состояние творческого возбуждения, с сопутствующими глюками. Им начинает казаться, что опубликованные фотографии очень просто снимать, надо лишь многопиксельную камеру и нужный объектив. Им кажется, что они могут всё. И вот уже с камерой и прочим бредут они по радостной земле, но что-то не снимается. Поднимут они камеру к глазам и заскучают. Но снимать надо, и чего-то там они щелкают, а дома уговаривают себя, что это концепт и философия. «Я так вижу, я имею на это право, ведь каждый творит, потому что творчество принадлежит нам - умным и чутким, могущим объяснить словами глубины и высоты, а не таким самодовольным и глупым понтярщикам, как Петрович». Но в дальних глубинах они понимают, что никакой тут у них не концепт, а какая-то вялая ерунда с хорошими резкостью и цветопередачей. И тогда они начинают повторять чужие композиции. Результаты съемок заметно улучшаются. Но опасно повторять авторов с узнаваемым почерком. Повторишь одного, другого, третьего, и в твоих работах станет ощущаться разнобой стилей. Хорошие работы вдруг соседствуют с совсем плохими. При чем - плохих и средних оказывается большинство. Расскажу про себя, ведь я тоже человек и ничто человеческое мне не чуждо. Хотя - кое-что очень чуждо. Многое чуждо, если честно, но не всё, конечно. Кое что – не чуждо.


1989©photo by V.Gritsyuk                                                                    Погост с отражением (Сов.Фото №7.1991)

Однажды я скатывался вниз по Волге, по два дня останавливаясь для фотографирования в больших городах. И вот я попал в Саратов. Первым делом купил карты и путеводитель, но ещё зашел в краеведческий музей на всякий пожарный. Ведь там сидят грамотные люди, они многое могут подсказать фотографу, имеющему задание снять достопримечательности незнакомого города. Там я листал видовой альбом двадцатилетней давности и запоминал «стандартные» объекты. Впечатлил меня снимок памятника Чернышевскому с крышей консерватории слева, снятый не как обычно - спереди, а со спины, из сквера. Снимок был сделан с включением верхней узорчатой арки над входом в сквер, и от этого смотрелся завершенным и очень эффектным. Петрович полетел в этот сквер, и поставил на камеру 28 мм шифт. У того фотографа всё съехало от широкоугольника, а с шифтом можно было плавно поднять кадр, не нарушая геометрию. Тогда народ фотошопами не баловался, и поэтому слайд надо было давать полностью готовым по всем показателям. Так Петрович успешно повторил и улучшил чужую находку и очень этим кадром после гордился, всем его в первую очередь предлагая, даром что там Чернышевский. Главное, картинка была хороша. С тех пор на арку поверх кадра всегда стал обращать внимание.

Вот так осознанно крадутся композиции. Но есть ещё бессознательное воровство, как есть ложь без напряжения. Есть воровство естественное – как дыхание. А мне тут говорят – не боись Петрович, не съест тебя лиса и комар не забодает. Конечно – не съест, подавится рыжая воровка, но свой кусочек обязательно откусит. В особенности от эксклюзивной работы. Поэтому рекомендую всем эксклюзив не засвечивать раньше публикации в прессе или показа на выставке. Конечно, если он действительно эксклюзив, а не дежурная кружковая ерунда, похожая на настоящую фотографию.

Былые думы Петрови4а

Когда в воздухе запахло керосином, многие почувствовали, что режим скоро как-то изменится и старые приоритеты будут пересмотрены. Вот тогда и вспомнили, что в дальнем ящике советской фотографии болтается давно задвинутый туда Петрови4. Оказалось, что как только в  железном занавесе открылись дырки то он, один из немногих, активно начал работать с легендарными западными изданиями. Оказалось, что он соответствует западному фотографическому уровню. Это когда - не просто тщательно приготовил  драматический черно-белый снимок и получил премию в Барселоне, или Золотой глаз в Праге. Это - когда ровно, спокойно, неуклонно, профессионально и стабильно выполняется задание, а в проявленных Нью-Йорской лабораторией Time-Life пленках ($25 за одну пленку) редактор имеет полный выбор по заданной теме. И ничего лишнего. Петрови4 приободрился и разогнул спину. Такая перемена была замечена кем следует, и акции его выросли.

Предлагаю благородной публике первую публикацию Петрови4а, где он говорит сам, а не о нем рассказывают допущенные к рупору журналисты. Первую, где Петрови4 был сам допущен к трибуне и сказал народу пару слов про творчество. Конечно, текст порезали не сгладив концы и начала, поэтому некоторые абзацы не стыкуются. Здесь воспроизведен журнальный вариант.

Четыре полосные цветные фотографии к статье были отвратительно напечатаны на обычной рыхлой журнальной бумаге. Цветом там не пахло. Позор - одним словом. При этом они должны были иллюстрировать приемы управления цветом. Это было даже смешно, ведь рядом на мелованной вставке неплохо были воспроизведены слабые фото американки Авакян. Но это теперь улетело в прошлое, и остался текст, который я и воспроизвожу. А фотографии может быть тоже покажу, если найду. Хотя это и не обязательно, ведь все знают, что у Петрови4а  с цветом хорошие отношения.

журнал "Советское фото" №7.1991 год
ФОТОТВОРЧЕСТВО
Виктор Грицюк
Принципы управления цветом



Когда за спиной сорок пет жизни, половина которой отдана фотографии, трудно побороть в себе желание учить жить и учить снимать. Только сознание того, что лично мне недоставало специального фотографического образования, когда до каждой элементарной мелочи надо было доходить умом, часто ошибаясь и спотыкаясь, по крупицам собирая навыки, заставляет сесть за стол. Я благодарен всем, кто не пожалел времени и имел терпение меня чему-то научить. Спасибо им!

Collapse )

Петрови4а сносит по волнам

Вчера в образованных кругах был праздник. Праздновали международный день числа "Пи". Только Россия с бывшими территориями осталась в стороне от цивилизованного ликования. Оно и понятно - праздники у нас теперь другие,  мы их пока пробуем, но ещё не определились конкретно. А от числа "Пи" нашим начальникам народа никакого нет проку. У нас тоже есть математика, но другая. Для испуганного наглого меньшинства есть сложение и умножение, а для обозленного большинства - деление и отнимание. Просыпаешься утром в воскресение и на улице тихо, а это значит, что в этот день ничего не отнимут и не поделят. Они там наверху ведь тоже нуждаются в отдыхе, по воскресениям вынимают клыки и занимаются домашним хозяйством. Поглядишь на них на домашней кухне, улыбчивых, мягких, в цветастых передниках и можешь принять за людей. И хотя они смеются, если их пощекотать, и плачут - если ударить больно, не стоит обманываться - это просто у них привал на войне с собственным народом. С понедельника или с первого числа всё начнется снова, и нам сообщат об очередной математической подлянке. Ведь если следовать за логикой, что деньги - это эквивалент труда, то невольно приходишь к выводу, что самый продуктивный труд - печатание самих денег. Но так как это дело сильно подсудное, они остановились в шаге от него. Они все - математики и ростовщики, и делают деньги на вращении денег. Что-то в этом деле есть очень неправильное, и от этого неправильного перекашивает всю картину нашей жизни. Однако, и дураку понятно, что лучше сидеть в теплой бухгалтерии, чем доить реальную корову. Если бы белые воротнички производили пищевые продукты, то это были бы лучшие продукты в мире. Они завалили бы страну мясом и картошкой. Но об этом приходится только мечтать.


1991(c)photo by V.Gritsyuk                                                     Пожар. Московская область.

Простите Петрови4а за отвязанность думанья. Ведь и за это мы шли на баррикады. Вот так начинаешь рассуждать и мысли по логике сами движутся. Логика - она ведь держит нас в реальности. И вот - плывет мысль свободно, фактами обрастет и когда потяжелеет, тогда рука сама тянется к клавиатуре, а клавиатура проводом своим тянется в Ворд. Тем более, что фактов уже много набрано, и они зазипованы, по блокам фактов сделаны выводы. Проделана работа над ошибками. И приложены фотографии действительности. Собственно - это и есть мой труд, за который я пытаюсь вырвать в бухгалтериях кусочек эквивалента. Но не всегда получается, уж очень пальцы у них крепкие. А так - посмотришь объективно, они на слизней безликих похожи, сонные с белыми глазами, но как дходит дело до эквивалента - огнем начинают  дышать. Таких на скаку, на лету и на плаву - в момент триумфа их жадности и бессердечия только 9-грамовая Full Metal Jacketed  остановит. От этого понимания им и страшно бывает среди людей. А страх не делает свободными, страх рождает рабов. Конечно, все мы в этом мире - рабы. Но всё же существуют степени нашего рабства. Я выбираю минимально возможную, но и максимально перспективную - Раб Божий.

Лирическое отступление

Итак дорогие мои друзья, продолжим наши игры в историческую жанровую фотографию из невидимого альбома Петровича. Помните, как у Фрай была некая библиотека в подпространствах, где хранились все неизданные авторами книги. Большинство там было фантастики, потому что многим людям очень хочется отсюда смыться, они никак не могут понять - зачем, за что и для чего их кинули в эту жизнь? Причем эти вопросы не сразу возникают, а накапливаются вместе со страданиями и нереализованными желаниями. Детская постановка вопроса уже несет в себе часть ответа. Но мало кто спрашивает: - Кто кинул? Это как бы не очень существенно, ведь дело уже совершилось. Но в ответе на этот вопрос содержатся ключики ко всем остальным ответам. Потому что - если случайно, если, как фишка легла - это одна история. Если созвездия и зодиаки, ноосфера и абсолютный разум - то история становится живописнее, хотя и запутанней. Но эти объяснения хороши до поры, пока есть силы и молодость. А потом, ближе к выходу, они всё хуже и хуже  работают. Есть ещё очень милая идея с колесом перерождений, гарантирующая компенсацию или наказание в будущей жизни.  Красивая идея, жаль только, что жизнь вокруг оказывается жесткой во всех проявлениях, и страшно надолго закрывать глаза. Очень хочется верить, но с годами факты кричат всё громче.

Простите за это лирическое отступление, не имеющее прямого отношения к фотографии. Хотя, если глянуть с  точки повыше - всё связано со всем, и плывет в реке времени. Каждый несет в себе свою награду, поражение и боль. Это, как раковые клетки в каждом из нас. Они там сидят и молчат, а потом просыпаются и убивают. Или - не просыпаются. А почему, зачем, отчего и когда? - никто из людей нам не ответит. Мы - листья и трава. Мы - земля и вода. Но мы и небо, и звезды, и любовь, и милосердие. Мы - терпение и надежда. Поэтому - самые искренние, сокровенные вопросы у нас такие детские.


1991(c)photo by V.Gritsyuk                                                                              Московская область

Непросто любить ближнего. Непросто любить свой народ и страну, такую жестокую мачеху эти последние 90 лет без Царя. Проще любить всё человечество в целом. Это ведь ни к чему конкретно не обязывает, но даёт ощущение причастности к некой общей любви. Короче - глупость, обман и подмена в конце концов рождают ненависть. Вот так и живем в замкнутом историческом пространстве, пронизанном благодатью, ненавистью, любовью, голосами живых и мертвых. Живем, и постепенно понимаем, что голоса мертвых громче. Не хочется быть дураком, а хочется быть мудрым. Мудреешь - и теряешь радость. Какая же дорогая цена! Предупреждаю - будьте осторожны с мудростью, не спешите. Смейтесь - пока смеётся.

Четвертое - праздничное

Утренний анализ натощак показал, что во вчерашних комментах мало сахара и прочих, сладостных для автора компонентов. Поэтому сегодня ограничимся десятком мыслей действительно умного, проверенного временем на умность человека. Взял на себя смелость составить из его цитат некое подобие монолога. Я не причем, я лишь выполняю внутренний приказ – озвучиваю молча данный текст. Итак, к нам через улетевшие листья календарей обращается мой давнишний собеседник Новалис: - «Каждый человек – маленькое общество. Всё совершенное представляется нам естественным и до конца познанным. Каждый творит чудеса на свой манер. Только из-за слабости наших органов мы не видим себя в сказочном мире. С вещами невидимыми мы связаны теснее, чем видимыми. Художника можно понять настолько, насколько сам являешься художником, а следовательно – насколько сам понимаешь себя. Чтобы лучше познать жизнь и себя, следовало бы непрерывно писать роман. Мы пребываем одновременно внутри природы и вне её. Где нет богов, там начинают царить призраки. Мы близки к пробуждению, если нам снится, что мы видим сон. Умирание является сугубо философским актом. Смертью мы впервые исцеляемся».

 
2008©photo by Gritsyuk                                                                                         Сбывшееся предчувствие.  No name.

Вот. Немного плотновато вышло, но зато понятно, что и в прошлом были не дураки. Парочки таких мыслей достаточно для десяти постов в ЖЖ или для пяти выступлений перед живой аудиторией. Просто – добавь воды. А наши мыслишки – полудохлое шуршание огрызков чужих слов и идей в рваных газетах. Поэтому - давайте начнем эти жидкие размышления называть настоящим именем. Но сегодня это имя не будет произнесено в связи с тем, что некоторые люди празднуют международный женский день. И так мало у нас осталось гражданских праздников. Невольно присоединяюсь, и независимо от 8 марта хочу поздравить всех женщин с тем, что они женщины, пожелать им всякого разного – полезного, доброго и без плохих последствий. И попутно - напомнить, что главное счастье женщины не в любви мужчины, а в родных детях. Ницше как-то сказал, что: - «Для мужчины – цель женщина, а для женщины – цель дети, а мужчина – лишь средство». Глупо превращать средство в цель, ведь с тех пор в женщинах ничего существенно не изменилось. Женщины – будьте женственными. А мы будем стараться быть мужественными.

Жестопырь

Сегодня я обижен на мировую паутину - мать её за ногу! Средние литературные формы текстов Петровича на объем до 6 000 знаков не произвели на образованную мировую общественность задуманного впечатления. А за 10-12 тысяч знаков небольшие журналы в Москве уже начинают выплачивать авторам 100 евро. Закрадывается ужасное подозрение, что мало кому достает терпения отследить узоры тщательно выстроенного мною текста. Видимо - в тяжких муках отредактированный голос автора отзвучал в туне. Сдох и рассосался в пустоте микросхем и штекеров.  А некоторые, взглянув на серое из букв пространство сверху и снизу фотографии досадливо зевают и изрекают значительно: - «Опять этого слезливого графомана проперло на слова».

Поэтому, чтобы сохранить лицо и прочее при нем, сделаем паузу - съедим дунганский засуй. А попутно - проверим оставшийся народ на концептуалку и умеренный креатив. Тем более что пора о наступающей весне помечтать. Сделать это очень просто, ведь она в общих чертах похожа на предыдущую. Съемки прошлой весны – вот они, в папке лежат на краю рабочего стола, выстрела ждут, как пресловутое ружьишко. Это вам не Пермская катастрофа, о которой мало что кому известно. Это – дамы и господа – тайные и нежные знаки весны. Потому что, если уж начистоту – надоело! В средней полосе уже бегут ручьи, а у нас в тюрьме дают пересоленные серые макароны производства подмосковного порохового завода. Да ещё дураки надоели, медленно обучающиеся. Да ещё жулики достали, на глазах борзеющие. Я их спрашиваю: – «Почему кефир в одном магазине 32 рубля, а в другом, рядом – 50 рублей». Они опускают глаза и что-то бухтят про законы рынка, про то, что если не устраивает – не покупай, и главное – про мировой кризис. Вру, вру – они уже давно не опускают глаза. Что в мире кризис – оно понятно, но какое это имеет отношение к кефиру? Если бы были у меня рога, то обязательно одного-другого жулика забодал бы. Но поглядел мельком на сайт компромат.нет, и понял, что ничего нет случайного, о чем бы бодро не жгли двое из ящика. Челси – говорите? Мосгаз? Газпром? «А вас двоих я попрошу остаться» (Миллер).


2008©photo by Gritsyuk                                     Нежное и тонкое предчувствие не дыша. Part one. Opuse 4x4.

Личное мнение по бассейну «Москва»

Не могу промолчать, потому что – не могу. Украина сейчас отдельное суверенное государство, волею глупых партийных элит выкинутое из последней мировой империи. Элиты от выкидывания в долгосрочном плане не выиграли, а как обычно – выиграли паразиты и мародеры, переступившие в недосягаемый для той элиты беспредел. Верхушка старой элиты тогда быстро схватила крупные куски и с ними упорхнула на чужбину, подальше от бандитских разборок. Нынче, не имеющая собственного опыта государственности, Украина раздирается непрофессиональными политиками, отстаивающими цеховые интересы. Народ пребывает в состоянии перманентной усталости и неуверенности. Мировой кризис сильно зацепил Украину, у которой нет российского буфера из неисчерпаемых природных ресурсов. Падает гривна, реально показывает зубы безработица. Братская Россия душит за газ в бывших советских общих трубах, а платить нечем. Может - лишь салом и горилкой.

Понятно, что места детского отдыха Крыма разделяют финансовые проблемы со всей Украиной. Мало кому сегодня в Украине есть дело до бывшего всесоюзного пионерского лагеря Артек – ностальгической знакового места соседнего, другого государства. Даже назло хочется его зарыть и распродать арендаторам, ведь это позорное пятно в новом демократическом настоящем, бывший детский сад большевистской заразы, от которой шарахался весь мир. А вроде бы от коммунизма все новые государства уже официально открестились. Но в России вдруг возникает движение за спасение этого привилегированного места встречи детей партийной номенклатуры и прочей проверенной элиты с иностранными детьми. Удивительно. Хотя по человечески понятно, ведь верные слуги режима, псы и активисты не ценят настоящую свободу, они хотят лишь надежного хлеба и непрекращающихся зрелищ. Хлеб – это особые привилегии и высокая зарплата с карьерным ростом, это - меньше работы и больше комфорта. А зрелища – это всё, что нельзя сожрать, одеть на себя или притащить в дом. Это знаменитое совковое – «ты меня уважаешь?» заменило российские вопросы: – «Кто виноват?» и «Что делать?». В зоне привилегированных зрелищ и уважений существовал Артек той, ушедшей в злое прошлое страны.


©photo by V.Gritsyuk                                                                                               Второй уголок моей поляны

Это всё бы – ещё ничего, но вместе с этой пионерской ностальгией всплывает совсем третья история, вдруг вырисовывается парниковая биография избранных детей, пришедших сегодня в коридоры демократической власти. Меня не обманут слова «бывших узников» Артека про «пионерскую республику счастья для всех детей». Ни среди моих знакомых, ни в нескольких школах, где я учился, не было ни одного человека, побывавшего в Артеке. А жил я в большом городе и школы были не маленькие, по четыре буквы каждого класса. Ещё напомню для тех, кто не знает, что несанкционированное общение обычных советских людей с иностранцами строжайше отслеживалось и пресекалось. Не говоря уже о переписке. А лагерь был ещё и международным.

Теперь понятно почему буксует демократия – ей мешает чуждый человеческий материал, ведь детский фундамент многих нынешних демократов на проверку оказался краснее красного. И никому не стало стыдно. Никто не покаялся и не пожалел о том, что был персонально счастлив при режиме, уничтожившем настоящую Россию, окружившим себя железным занавесом, среди настоящих концентрационных лагерей, без свободы совести и земли крестьянам, под неусыпным надзором партии, комсомола и КГБ. Это очень настораживает и закладывает сомнение в искренности демократических начинаний. После Артека остается размазать ностальгические слезы по лицам недокупавшихся в бассейне «Москва». Хочу напомнить им всем, и тем, и другим всяким, что время не остановить. Его можно чуток притормозить, можно делать вид, что оно остановилось, можно лгать всем и самому себе и ловко выкручиваться, но дедушка-время придет, как тать в ночи, и укусит за пионерский бочек. Для завершения композиции с золотым сечением - месть совершится через детей. 

Трудно жить первые сто лет

Порою, чтобы написать абзац оригинального текста приходится очень напрячься. Не всегда есть желание думать, понимать события, бросать туда-сюда векторы и умно предвидеть будущее. Ведь думать - это тоже работа. Устаёшь. Потом умные понимания остаются с тобою, а большая жизнь грубо ломится по дальним рельсам. Между твоим пониманием и реальностью лежит бездонная пропасть. После понимания должно следовать действие, а когда его нет, то отнимаются силы. Вот почему притормаживаешь иногда в думательной работе. И тогда хочется пустыми глазами, простым зрачком и белком глядеть на тупорылую цветную мельтешню в телевизоре, мгновенно забывая увиденное и услышанное, как делают кошки с собаками. Или лучше - как рыбы в аквариуме рядом с экраном. Не интересно, потому что - ясно, как божий день, что и для чего там показывают суетливые людишки. .Делают они это так бесталанно, так примитивно и скучно, словно специально стараются быть убогими. Будто это особый стиль, уникальный наш почерк. При этом зритель не может вернуть назад всучиваемое ему из ящика барахло, как иностранцы вернули наши МИГи.

Напомню, что когда касается настоящий талант - то оживает и блестит даже пустая, сто лет знакомая ерунда. Здесь - наоборот - всё, к чему они там касаются становится бездарным и мелким, коммунально базарным, даже не смотря на купленные у американцев скелеты программ, не смотря на прославленные при коммунистах имена и ленинские премии. Ведь по секонд-хендным западным сценариям клепаются сериалы, и даже в футболе не нашлось никого из местных с тренерским талантом. Что-то не верится в такое. Что-то не логично выходит. Но если это действительно так, то вся страна что-то не правильно делает.

Конечно, я про это понимаю, но не буду тут расписывать. До какой-то степени понимания реальности человек должен доходить самостоятельно, иначе получиться, как с патриотическими вождями и газетами, которые пафосно выкричали всю свою правду в первые годы свободы, а потом всем стало скучно, потому что за криком никаких дел не последовало. Настоящее понимание ситуации принадлежало небольшой группе, а остальные слушали и моргали, как рыбы у экрана ТВ. А теперь эту чистую правду подхватил другой лагерь, и она стала с явным душком.


(C)photo by V.Gritsyuk                                                              Взвешивание людей в парке Горького

Давно перестал ходить в театры. Многие наши актеры и режиссеры - милые и приятные в быту люди. Веселые, с чувством юмора и гражданской позицией. Любят детей, наливаю тебе коньячка и искренне пьют за твоё здоровье. Но потом на спектакле становится стыдно за них, словно они наступили во что-то собачье, а сами не чувствуют этого. И за режиссеров стыдно. Стыдно за всю нашу культурную  "элиту" - мать её за ногу!

Есть качества человеческие, а есть профессиональный талант. Настораживаешься, ведь даже при всех тотальных прополках прошлого не может быть такого, чтобы огромная стана не рождала талантов. Думаю - дело в том, что бездарности стоят очень плотной стеной, ощущая плечо друг друга. Давно стоят. И не церемонятся с чужаками. Ведь в стране слепых и кривой - король. И этому не видно конца, ведь они размножаются и постоянно приходят в культуру их дети и внуки, на которых муза не только отдыхает, а нет её вовсе. Упорхнула к более достойным за океан.  Хотя, с другой стороны даже интересно бывает, как в цирке, где собаки считают до десяти, макаки скачут на пони, львы ездят на велосипедах, а зайчики - в трамвайчике. Все они делают это значительно хуже обычных людей, но каковы дрессировщики!  Есть всё же у нас профессионалы!