Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Петрови4 и его "Родина"

Минули безвозвратно бурные девяностые годы, когда открывались возможности и тот, кто успел - тот и съел. Кто-то съел эшелон медикаментов, станкостроительный завод или никелевые копи, а кто-то съел парочку пуль в голову. Так воры, руками русских бандитов, вычеркивали из нашей жизни скромных бизнесменов, пытающихся играть по правилам. Так был расстрелян на шоссе из автоматов приличный предприниматель, которого волновала судьба страны, который субсидировал литературную газету Российской провинции "Очарованный странник". Так был расстрелян другой на пороге построенной им церкви. Нам не всё сообщали о потерях, а только то, что было шумнее. Никто не догадывался, что в эти годы была уничтожены или вытеснены за границу активные и честные, желавшие лучшей России. И снова, как всегда, на фронтах полегли лучшие, а выжили и воспользовались победой хитрецы и мародеры. Они уже давно придумали для войны закон стека: "Идущие на фронт последними - возвращаются первыми".

Это уже было мировой истории с интеллигентскими правилами ведения войн между цивилизованными странами. Сначала их придумали и подписались, а потом стали возникать технические изобретения. Главными и кардинально поворотными в начале прошлого века стали пулемет и колючая проволока. Они очень затрудняли  встречу противников лоб в лоб. Всякие там - честные схватки богатырей, "давай решим по-мужски", и прочие рыцарские и джентльменские придыхания улетали в прошлое навсегда. Вторая мировая продвинулась дальше в нарушениях правил. И естественно в развитии подлости то, что сегодня война состоит из превентивных точечных ударов в комплексе с ковровым бомбометанием, вакуумных и прочих научно продвинутых боеприпасов, а верхом стало изготовление оружия для стрельбы из-за угла. Если ты партизан, то у тебя нет никаких шансов. Спутник обнаружит и вычислит. Ракета наведется на мобильник. Спецназ незаметно будет жалить снайперскими пулями и стрельбой из-за углов. Глаза противника не увидишь никогда, потому что твой главный противник - не эти тренированные зомби в масках, а вся отмороженная система.

Зачем я об этом сегодня? Даже сам не знаю. Что-то подумалось о начале перестройки, о надеждах и планах возрождения, об открытии для всех мировой и нашей забытой культуры. О наивных бизнесменах, отдававших прибыль на нерентабельные проекты для будущего. И о том, как полегли они под пулями нелюдей, и эта бессовестная и жадная нежить осела в начальствах и стала задавать сегодняшние правила. Восток столкнулся с западом, и восток победил, потому что запад забыл, что с востоком можно договариваться только силою. Нельзя сказать - "иди, и больше не греши". Надо быть значительно жестче.


1998(c)Photo by V.Gritsyuk, V.Nekrasov                         Антикварный натюрморт

А с журналом "Родина" постепенно стали происходить перемены. Социальность и злободневность покидала страницы. Главной одно время стала задача - "Помирить белых и красных".  Но кругом были лишь ярко красные, которые не желали пересматривать прошлое. Журнал утянуло в сугубо историческую сторону, а в бесконечных исторических фактах, в несметных архивных делах, биографиях и дневниках деятелей запросто можно заблудиться.  Недостаточно для выстраивания линии интересных фактов и сенсаций, а нужен компас. Но когда есть компас - кому-то обязательно не угодишь. Да и к собственной истории у народа интерес резко остыл. Это раньше к маленькому эссе о Валаамском монастыре я писал историческую справку на страницу. Читатели благодарили за ту линию, которую я неуклонно проводил в своих публикациях. Теперь журналу приходится бодрить читателя байками про царских собачек и про откушенный палец приложенный к старинному уголовному делу. Реальность нынче сильно развлекает страну. Но журнал живет несмотря ни на что. Другого исторического журнала в стране нет.

Лирическое отступление

Итак дорогие мои друзья, продолжим наши игры в историческую жанровую фотографию из невидимого альбома Петровича. Помните, как у Фрай была некая библиотека в подпространствах, где хранились все неизданные авторами книги. Большинство там было фантастики, потому что многим людям очень хочется отсюда смыться, они никак не могут понять - зачем, за что и для чего их кинули в эту жизнь? Причем эти вопросы не сразу возникают, а накапливаются вместе со страданиями и нереализованными желаниями. Детская постановка вопроса уже несет в себе часть ответа. Но мало кто спрашивает: - Кто кинул? Это как бы не очень существенно, ведь дело уже совершилось. Но в ответе на этот вопрос содержатся ключики ко всем остальным ответам. Потому что - если случайно, если, как фишка легла - это одна история. Если созвездия и зодиаки, ноосфера и абсолютный разум - то история становится живописнее, хотя и запутанней. Но эти объяснения хороши до поры, пока есть силы и молодость. А потом, ближе к выходу, они всё хуже и хуже  работают. Есть ещё очень милая идея с колесом перерождений, гарантирующая компенсацию или наказание в будущей жизни.  Красивая идея, жаль только, что жизнь вокруг оказывается жесткой во всех проявлениях, и страшно надолго закрывать глаза. Очень хочется верить, но с годами факты кричат всё громче.

Простите за это лирическое отступление, не имеющее прямого отношения к фотографии. Хотя, если глянуть с  точки повыше - всё связано со всем, и плывет в реке времени. Каждый несет в себе свою награду, поражение и боль. Это, как раковые клетки в каждом из нас. Они там сидят и молчат, а потом просыпаются и убивают. Или - не просыпаются. А почему, зачем, отчего и когда? - никто из людей нам не ответит. Мы - листья и трава. Мы - земля и вода. Но мы и небо, и звезды, и любовь, и милосердие. Мы - терпение и надежда. Поэтому - самые искренние, сокровенные вопросы у нас такие детские.


1991(c)photo by V.Gritsyuk                                                                              Московская область

Непросто любить ближнего. Непросто любить свой народ и страну, такую жестокую мачеху эти последние 90 лет без Царя. Проще любить всё человечество в целом. Это ведь ни к чему конкретно не обязывает, но даёт ощущение причастности к некой общей любви. Короче - глупость, обман и подмена в конце концов рождают ненависть. Вот так и живем в замкнутом историческом пространстве, пронизанном благодатью, ненавистью, любовью, голосами живых и мертвых. Живем, и постепенно понимаем, что голоса мертвых громче. Не хочется быть дураком, а хочется быть мудрым. Мудреешь - и теряешь радость. Какая же дорогая цена! Предупреждаю - будьте осторожны с мудростью, не спешите. Смейтесь - пока смеётся.

Белая трещина понедельника

Сегодняшний день по моим нервным ощущениям - не совсем реальный. Выходной, перенесенный на понедельник не воспринимается выходным. И ёщё - этот робкий белый снежок вперемешку со слезинками дождя, что падает с ровно белого, высокого неба и покрывает всё новой чистой простыней. Ощущение такое, будто затормозилось время или у всей страны его похитили лангольеры. А может и не похитили, а есть у нас огромный внешний долг временем, и если у каждого взять один день, то в сумме на круг для страны выходит 100 лет. Поэтому город за окном провалился в бездонную белую трещину до вторника, который теперь прикинется понедельником. А потом сразу наступит среда. Неделя съёжится, и выходной будет неожиданным сюрпризом. Не успеешь разогнать весеннюю электричку, а уже надо тормозить, ложиться на диван с книгой, пить чай с кренделями и скучать о прошлом, когда и у книг, и у кренделей был другой вкус. Вот об этом времени я и хочу сегодня вспомнить через фотографии. Ведь я - фотограф, меня трудно заставить забыть былое уговорами или пестрой ложью. Меня даже про вкус докторской или окорока не обманешь - имеются снимки и запись в блокноте. На всё у меня найдется документальный документ, ведь и тогда, и сейчас я стараюсь не вмешиваться в жизнь перед объективом. За это коммунисты не пускали меня в прикормленный и балованный слой  допущенных фотографов. Не хотел, и не мог я снимать соцалистичеческий реализм, разные там  "Завтраки трактористов" и "Заседания парткомов", "Передовики КАМАЗа" и "Ходоки у Ленина".

Конечно - снимать иногда всё же приходилось, но чуткие партийные сердца не верили моим снимкам, потому что я сам в них не верил, а за хлеб пытался воспроизвести штампы проверенных "гебней" мэтров. Сам часто удивлялся тому, что ничего не получалось. Это позднее выяснилось, что не было у меня внутри согнутого полового с полотенцем через руку. Я его тогда искал в себе, старался прикидываться, будто он есть. Но не очень получалось. Не жалею теперь, что меня не приняли в стаю, вижу как им трудно сегодня, когда "что изволите" - стало общей чертой фотографов. Они теперь начинают учить молодежь, начинают советовать и писать книги по фотографии, но мы то знаем, что холоп может научить лишь тому, как быть холопом. И меня не обманут их компъютеры и мерседесы, их заносчивость и многословие. Вижу, как сзади стоит созревший холоп, и он хочет стать барином. Очень хочет. Но не помогают даже очень большие деньги.


1990(c)photo by V.Gritsyuk                                                                   Московская область..

С сегодняшнего дня показываю то, что никто не видел и никто уже не вспомнит.  Показываю несколько снимков из своей не вышедшей книги с моим простым анализом краха коммунизма. Уже были напечатаны типографские пробы и Петровичу выплачен весь гонорар. Но кто-то мощный из-за занавески отдал приказ - "Замри". И всё в секунду остановилось. Многие слайды бесследно исчезли, поэтому здесь публикую сканы с типографских оттисков. Немного, три-пять снимков, некоторые из которых потом стали обложками журнала "Родина". Но об этом позднее расскажу здесь.

Маленький случай в Лавре

 Это было не зимою, как на этом снимке, а совсем наоборот – в самом разгуле весны. Цвела черемуха, её сладкий аромат невидимыми волнами носился по приднепровским горам, настигал и обволакивал, как письмо из далекого детства. Цветущие каштаны на Крещатике, на Андреевском спуске, около Золотых Ворот и у Святой Софии широко развесили лопушиные листья, украсились треугольными свечками цветов, и поливали головы беспечных киевлян медовым вязким запахом. Клумбы распирало от тюльпанов, они стояли плотной армией, голова к голове, и самые крайние тяжело свешивались на тротуар под ноги прохожих. Издали казалось – что не цветы это вовсе, а колышущееся ветерком красно-желтое пламя по земле. На Владимирской горке бешено пахло сиренью. Там одиноко стоял Святой Князь. Воздвигнутый на столп, с тяжелым крестом в правой руке, он глядел на синий Днепр, на голубеющие белесо дали другого берега, отвернувшись от шумного цветного города, словно видел лишь одну картину. Одну картину навсегда и до скончания мира.

Хотя Святой Владимир и крестил тут Русь, горка стала Владимирской лишь в XIX веке, а до этого именовалась Михайловской. На её вершине лежал Михайловский Златоверхий монастырь. Киевлянам сразу не глянулся монумент, ведь «Князь Русь от идолов очистил, а теперь сам идолом постаёт». Поэтому и возник в его честь Владимирский собор с известными каждому композициями Васнецова: «Крещение князя Владимира», «Крещение киевлян», с прекрасной и неповторимой, как Богоматерь Оранта Стена Нерушимая в Софийском – Богоматерью с Младенцем в алтаре. Поработали там и Врубель с Нестеровым, которых мы знаем - первого лишь по «Демону», а второго – по «Видению отроку Варфоломею». В те забытые царские времена художники любили расписывать церкви. К примеру - ставший потом индусом Н.Рерих создавал суровые фрески для Троицкого собора Почаевской лавры на Тернопольщине. Они там возрождали русскую седую старину. На Владимирский собор деньги собирали по всей Империи, как и на храм Христа Спасителя. Киево-Печерская лавра пожертвовала строителям один миллион кирпичей производства собственного завода. Это было время великих дел, надежд и великих людей. Господи! Что же с нами стало?


2003©photo by V.Gritsyuk                                                                                           Киево-Печерская Лавра и Днепр

Сегодняшняя моя история будет совсем малюсенькой. Конечно, можно рассказать про ближние и дальние лаврские пещеры, где среди угодников Божьих покоятся мощи святого Ильи Муромца, где в стеклянных сосудах сохраняются мироточивые главы подвижников, про источник и братское кладбище. И особо - про огромную фреску с изображением мытарств преподобной Феодоры. Но сложно что-то рассказать в век интернета, когда любой юзер за секунду набирает любое слово, любое место или событие в поисковике и сразу начинает обладать информацией. Однако – это страшенная иллюзия. Информация так и остается сама по себе, как соль в море, лишь прошумела волна и сменилась другой, навсегда смыв отпечаток на песке. Информация должна серьезно работать, а не выстреливать и тухнуть ради красного словца или ради продажи подозрительных предметов. Она ведь тоже бывает – мусорной, как и дурное множество цифровых снимков. Личность строится информацией, как Владимирский собор миллионом кирпичей. Но они должны прийти из правильного места, в правильное время и правильно усвоиться по ключу, тогда будет польза, а не клиповое мигание в черепушке. В этом главная и вечная разница между сформированной цельной личностью и хорошо информированным юзером. Выключается электрический рубильник и дураки остаются в пустоте.

В фото-жилете, с кофром, обвешенный камерами, я быстрым шагом спускался по выложенной булыжником безлюдной дороге из верхней части лавры, в нижнюю. У хозяйственных ворот, непонятно в какой надежде сидели на земле трое живописных нищих. Увидев мою одинокую фигуру, они отвлеклись от беседы, и стали хором уговаривать меня - подать им, ради Бога. Поравнявшись, я поздоровался, с улыбкой их разглядывая, не собираясь ничего подавать, ведь я на работе, как и они. Кстати - Петрович и нищие – это очень отдельная история. Ещё замечу, что украинские нищие, как правило, люди очень и очень не простые, с чувством юмора и близким смехом.

В пяти метрах от нищих, словно нарочно на середине дороги лежала бумажная денежка в 10 гривен (2 доллара). Как раз на моём пути. Они не могли видеть её со своего места. Уж не знаю, как она там оказалась, цветная среди пустоты, или уронил её кто, или это была уловка самих нищих, смеха и проверки ради? Не снижая скорости, я поднял бумажку, и весело сказал сразу всем троим, что нельзя быть такими ленивыми, чтобы самим не встать за денежкой, а ждать, когда пройдет залетный москаль Петрович, и лично в руку вложит. Я опустил бумажку в центральную кепку, добавив, что поделить десятку им придется самим. Сказал, и, не оглядываясь, побежал дальше, потому что очень спешил за Крестным ходом. Запомнилось это солнечным, добрым, странным случаем. Но прошло время, и я всё больше сомневаюсь, что денежка случайно оказалась на пустой дороге. И были ли это - действительно нищие…? 

Библиотечное


2007(c)photo by V.Gritsyuk                                                                             Люди уходят в Атлантический океан

Есть умные люди, которые видят историю насквозь. К таким относится эмигрантский философ и писатель Иван Ильин. Перечитываю его тексты и не престаю удивляться прозорливости и точности слова и вывода. Да и я зык у него уникальный, так не пишут в совке. Можно относится к нему по разному, можно любить, а можно не любить - если конечно такие категории к философу применимы, но нельзя его вычеркнуть из нашей культуры. Это - то, что мы потеряли, а эмиграция сохранила. И теперь настало время - соединять. Вот  всего три абзаца.

"Когда русские патриоты говорят о возрождении России, то они представляют себе обычно восстановление достойной государственной формы, возобновление осмысленного хозяйства, основанного на частной собственности, и возрождение свободной русской культуры.

... с грустью думаем о том, что всего этого мало, что есть ещё нечто значительнейшее и глубочайшее, что составляет само естество человеческого бытия: это личные качества и тяготения человека, это то, как он поведет себя в личной жизни, и ещё глубже: это вера, его совесть и верность, это его характер, это то, что он способен совершить в общественной жизни и чего он не может не сделать.

...Россия рухнула не наших глазах не потому, что русский человек был силен во зле и злобе, наподобие немцев, а потому, что он был слаб в добре, и в роковой час истории (1917) он не сумел извлечь из своего добродушия и утомления, из своей улыбчивой, песенной и ленивой души - ту энергию воли, ту решимость поступка, то искусство организации, то умение сопротивляться злу силою, которых потребовал от него час испытания. Русский человек оказался слабым в добре и подчинился нерусским людям, составляющим в стране ничтожное меньшинство (около 50 000 большевиков), но зато оказавшимися сильными во зле, сильными бессовестностью и волею к власти, сильными прямым и свирепым убийством".

Иван Александрович Ильин "О возрождении России"
статьи 1948-1954 годов, том 1. Изд. МП "Рарог" Москва 1992.
Впервые изданы в Париже в 1956.
Все выделения в тексте - авторские.

Остальные из Манежа

Я понял, что меня больше всего не устраивает в интернете. Это - процветающая здесь анонимность. Нигде, кроме мира воров, аферистов и шпионов анонимность так не блюдут и не цепляются так за неё, как в интернете. И считают это развитой демократичностью. Здесь анонимно можно присутствовать в обществе не по статусу и привычным своим хамством опускать недосягаемые ситуации, как Шариков в обществе Борменталя. Одним тупым безответным словом. Возможно я мыслю установками прошлого века, возможно грубые голоса неизвестно кого из кустов - теперь нормально и прилично. Но в реальной жизни ни я, ни любой другой взрослый человек не станет разговаривать с грубым неизвестными, и терпеть панибратскую хамоватость. Никто не возьмет на работу неизвестного человека. Никто с неизвестным в разведку не пойдет. Никто без информации и рекомендации в собственном доме не примет. Привычная анонимность - стала свойством сугубо интернетным. Они часто весь этот интеллектуальный пласт нашей деятельности опускают. Поэтому - долой анонимов, ведь здесь нет ничего секретного, обычные разговоры о фотографии, о жизненных ситуациях, и принимается любое мнение от реального человека выраженное в приличной форме. Здесь не фронт освобождения и не революционная ячейка, не террористическая контора и не бандитский сходняк. Здесь не полигон для отработки комплексов неполноценности и обид. 

Когда дома звонит телефон и вы не знаете, кто говорит - то просто кладете трубку. В реальной ситуации мы сразу молча отстраняемся от таких людей, не пытаясь их перевоспитывать или укорять. В ЖЖ есть механизм отключения анонимов и это очень здорово. Конечно, не все анонимы таковы, есть среди них такие, кто в силу разных причин не может или не хочет заводить ЖЖ, но иногда желает присутствовать в разговорах. Для таких я сообщаю в инфо свою электронную почту. Если вы аноним, а хотите что-то мне сказать или спросить - пишите, как принято у нормальных людей. Сначала представьтесь, расскажите - кто такой, чем занимаетесь, покажите работы и прочее, что положено для нормального знакомства, и тогда станем разговаривать. Чем больше мы будем знать друг о друге, тем полезнее для обоих может быть общение. Ведь право говорить с любыми нормальными людьми надо сначала подтвердить. Я не скрываюсь, и требую этого же от собеседников. А анонимы из нашего ЖЖ теперь вычеркиваются.


1998(c)photo by V.Gritsyuk                                     Зеленая клипса. (вторая из работ, показанных в Манеже)

Не могу изменить своему характеру и с тупой методичностью публикую то, что обещал вчера. Ведь не зря же снимал рамы со стены и делал репродукции, мучаясь с отражением в стекле. Выравнивал в фотошопе и пр. Когда буду готовить большой автобиографический том, естественно - очень внимательно пересмотрю наследие, чтобы остаться в глазах потомков цельным и монументальным, как мыс Дежнева. И не знаю, включу ли туда эти экспериментальные штучки и прочие раскраски. Но это в будущем, а пока с помощью ЖЖ погляжу на них со стороны.

Сегодня в 18.00 покидаю столицу не менее чем на неделю. Может, удастся что-то издалека запостить, но не обещаю. Любая поездка - это прыжок в неизвестность, даже если едете в места знакомые. Ничего нигде не остается прежним. Да и мы сами меняемся, если живые. Потому что - "всё течет..."

Collapse )

Гляди в глаза и молчи!

Почитал на сайте ПроЛаба о себе и своем творчестве. (http://www.prolab.ru/news/187#nogo) А ниже под фотографиями – как родился, женился и публиковался… Как же я себе надоел! Надо стереть часть биографии и написать её заново! Ну почему я к ней приговорен? Ну почему нельзя засчитать эту биографию – черновиком, и начать сначала чистовик жизни? Народ читает и думает: вот это - вытекает из этого, а это – следствие того. Как же просто всё выходит! Живет такой парень... руками не трогать… лучше не наступать… 


(c)photo by Victor Gritsyuk                                                                                      Художник и модель

К сожалению, не удалось побывать на открытии своей выставки. Поверьте, не специально так вышло. Мне говорили: - "Терпи и склоняйся, потому что выставка, гости и народ, друзья и коллеги, спасибо всем зрителям и спонсорам, а ты должен всем, потому что - творчество и красота… " А я - вот… Простите все. Конечно, я понимаю, что искусство вечно и красота спасет мир. Но жаль, что люди не вечны. 
Расскажите,  кто был там - что же происходило? А то на почте только одно письмо от гениального фотографа, который говорит, что я тоже "гений". Я понимаю - ему не жалко. А что была на самом деле?