?

Log in

No account? Create an account
Victor Gritsyuk
"Wild Russia"

Victor Gritsyuk
Date: 2008-08-02 09:32
Subject: Судьба шедевра
Security: Public
Tags:публикации
Вот так в творческой судьбе всё несправедливо устроено - трудно или случайно сделаешь шедевр, полюбишь его, привыкнешь, как к сыну, а он покидает тебя и живет собственной жизнью. Такое происходит и с работами на выставках. Пока они дома на столе или напечатанные лежат в папке – они твои родные детки. А потом повиснут на чужих стенах в помпезных рамах, и вы глядите друг на друга уже в новых качествах. Теперь твои работы – это выставка, а ты сам – зритель в зале. Они уже не принадлежат одному тебе, а принадлежат всем зрителям в мире, кто на них поднимает глаза. Вы отталкиваетесь друг от друга и постепенно теряете друг к другу былой теплый интерес, словно уже знаете все друг о друге. Конечно, реально работа останется в компе на диске, но между вами уже стеклянная стена. Работа осталась  на промелькнувшем  и унесшимся  в прошлое полустанке. По другому нельзя, иначе художнику не взлететь выше с грузом любви к старым своим фото. Нельзя от их влияния до конца избавиться, как только – жестким пинком выкинув из уютного гнезда на панели реальности.

Вот - снова мой шедевр напечатали на обложке иностранной книги. Потому что ушел он от меня в люди, в большую жизнь. Осталось включить его в учебники, и тогда останусь я в истории фотографии с этим одним снимком на слайд 24х36мм. Если, конечно цифровики не подсуетятся, и не нарубят вагон анологичных композиций, чтобы потом по блату их в книгу историю запихнуть. Но не выйдет! Мировая общественность уже знает эту фоту по двум обложкам иностранных книг, а это круче, чем наших сто. Наши никто серьезно не воспринимает. Так что - опоздали господа дигитальные удавы!  


2008©photo by V.Gritsyuk                                                                                                     Книга


Шедевры не пекутся, как блины. На моей творческой кухне – во всяком случае. Хоть фотолюбители и кричат мне в лицо и за глаза шепчутся, будто есть огромное поле для творчества, но что-то не вижу я его огромности. Хотя, поле конечно есть. Я бы даже сказал – поляна. Небольшая такая полянка с оврагом в зарослях ежевики. Но, неизвестно в каком месте она находится – одни миражи вокруг. Пойдешь за миражом – и вот ты уже снимаешь как Брессон, или как Семин. Короче – засада с этим фотографическим «творчеством» и «фотоискусством». Конечно, я мог бы тут рвануть майку на груди и резануть правду-матку до конца, но многим это очень не понравится. Поэтому для соблюдения спокойствия в датском королевстве кое о чем будем по рыбьи молчать, ведь неизвестно кто читать будет. Может женщины попадутся беременные или дети до шестнадцати. Или ещё кто нежный на восприятие. Знаю, очень бывают воры и бандиты плаксивыми, когда с настоящим искусством встречаются. Но потом, конечно, дают задний ход. А сначала - слезы ручьем от например  - Чайковского или Джаконды. Или от песни "мама" на радио шансон.  Бандиты - это ведь бывшие мы с вами.
33 Comments | Post A Comment | | Flag | Link



Victor Gritsyuk
Date: 2008-08-01 08:54
Subject: Литературно-продуктовое
Security: Public
Tags:спросите Петровича
 
Простите, уже цитировал тут своими словами древнюю мудрость про то, что «даже самый умный человек, говорящий слишком много, рано или поздно скажет глупость». Я давно хожу в ЖЖ по краю лезвия этой мудрости. Всё время говорю себе, кричу, умоляю себя быть немногословным, но ничего не получается. Если уж совсем немногословным – то будут вылетать лишь пословицы и поговорки. А захочешь развить мысль, и – пошло-поехало слово за слово. Во-первых, надо расставить соответствующие декорации, потом дать короткие ссылки на предшественников чтобы ввести в курс темы, и уже в этой умной атмосфере неспешно сказать что-то своё, выстраданное. Вот был бы я графоманом, как некоторые современные писаки, начинал, например описание комнаты, и всё бы в ней проименовывал, литературно разукрашивал, от дверной ручки в виде кукиша, до последней скрепки, торчащей в щели. Ни одну дохлую блоху не пропустил бы. А так – ленив я и скуп. Или нет – лучше наоборот – скуп и ленив. Вот и сейчас, пока расставлял декорации, забыл, что хотел рассказать.

Да - вот, кстати – удивительно, как Иванов не очень ловко, но щедро в своём новом романе грузит слова, набирая объёмы текста. Главного героя так плотно фарширует размышлениями, что даже удивительно, откуда столько может вместится в таком плоском парне. Дались автору лавры пелевиных, сорокиных и поляковых. После «Сердца пармы» мог бы вообще ничего не писать – готовый классик. Вот почему в христианстве не бывает живых святых, ведь все мы люди, в последнюю минуту можем сорваться вниз. Хотя и в новой его навозной куче иногда проскакивают жемчужинки, ведь талант полностью не закопать. Но по макушку, оказывается – запросто можно.


2008©photo by V.Gritsyuk                                                                                        Ручной а-ля фуршет (Middle Life)

Ну ладно, сегодня пусть сверху фотографии будет рассказ про декорации и немного про Иванова, а завтра мы в декорации запустим что-нибудь действительно страшное или смешное. Например, поговорим про бройлерное поколение комсоргов, пришедшее теперь к власти и деньгам, и пугающее нас мумиями групп «Энималс», «Скорпионс», безголосыми уже «Пинк Флоид» и прочими реанимированными музейными экспонатами из их счастливого детства. Словно нет в мире ничего нового после Роберта Планта. Оказывается они недокупались в басейне Москва, недосиделись с девками на сене и у бардовских костров, недогуляли, недошалили. Короче - крокодилам хочется в розовую юность. Вот бы им в зеркало почаще на себя смотреть со стороны. Понимаю, это очень обидно - деньги есть, а жизнь уходит так же, как у бедных лохов. Но я тут не причем, не надо мне мстить своими ностальгиями.

Ладно, ладно – о страшном не сегодня. Сегодня поглядим, как людей угощают на бесплатном крестьянском фуршете. На шведском – грубо говоря - столе. А с этими столами ведь дело простое – чуток замешкался, и уйдешь голодным. Поэтому много здесь не снимал, щелкнул разик для видимости, чтобы не прогнали, и потом обпился топленым молоком с салом и картошечкой. Грамотное бывает молоко, если не из порошка. Вы скажете, что продукты эти не совместимы? А вот у меня они прекрасно совмещаются, да ещё огурчик малосольный сверху ложится для хруста. Главное, чтобы они экологически чистыми были, а там уж диспетчер внутри разберется, что куда.
44 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






Victor Gritsyuk
Date: 2008-07-22 07:05
Subject: Додавим вчерашнего клопа
Security: Public
Tags:спросите Петровича
Вспоминаю сегодня свое возмущение рекламными надписями на дверях метро и глубже понимаю, что же так меня разозлило. Как и любой из нас я уже не спрашиваю: - какие из рекламных роликов в телевизоре, в словах на билбордах или в картинках на окнах вагонов метро содержат правду, а какие врут. Мы давно понимаем, что это такой особый, необъективный творческий жанр, по умолчанию не предполагающий правды. А со «сникерсами» разозлило наглое, хамское пристегивание продавцом этой ерунды - приказов к обычным моим действиям. Представьте - вы сидите на стуле, и вдруг заходит в комнату ханурик и приказывает вам громко – сидеть! И сразу уходит, чтобы в рыло не схлопотать. Но уходит с чувством, что управил ситуацию. Или по рупору приказывает, из неизвестного места. А ещё вот – вы себе кушаете, и тут в кухню заглядывает жена и произносит начальственным тоном – немедленно кушай! Лично мне такое не нравится. Не люблю когда «говорят под руку» - так это называют в народе. Я сразу встаю и прекращаю кушать, потому что не могу позволить в такой глупой форме отдавать мне приказы. Имею собственное достоинство. Я не подчиняюсь таким приказам, потому что всю жизнь боролся за свободу и ощущаю малейшее давление. Для этого стал фрилансом. Терплю, если только сам скажу себе – терпеть, ведь тогда выходит другое дело. Признаюсь честно - я раньше иногда покупал «сникерсы», чтобы в карманчике кофра на съемке было хоть что-нибудь съестное. Теперь из принципа не куплю. Буду брать наш шоколад или шоколадные батончики, как делал это до «сникерсов». Вот, сказал, и можно закрыть тему с дверями метро.


2007©photo by V.Gritsyuk                                                                                                       Папоротники на пригорке 

Не помню, рассказывал об этом или нет, но тут рассказик кстати ложится. В мои двадцать пять, когда в нашей стране никто слыхом не слыхал о рекламе, я мечтал делать её. Изучал западные образцы, а слоганы ко некоторым брендам знал наизусть. Это были, по-моему, феерические взлеты мысли. У нас тогда был только один журнал, печатавший в цвете что-то отдаленно похожее на рекламу – «Коммерческий вестник». Всё остальное с изображением товаров было информационными листками с девушками и розами около холодильника или у телевизора, или - кружка с чаем, и рядом сушки навалены с маком на фоне Хохломы. Простые были у нас рекламные ходы. Но я верил в рекламу, и естественно – каждый раз попадался на собственную удочку. Делал рекламу стиральной машины, содранной в пятидесятых ещё годах со швейцарской – и конечно купил такую. Делал рекламу кофемолки, содранной с Сименса, и вот она у меня уже. Но только работать качественно приборы почему-то не желали.

Не буду изнурять перечислением своих неудачных покупок после погружения в творческую съемку, скажу только, что скоро разочаровался в рекламном жанре. Оказалось, что моё мастерство фотографа и фантазию художника бездарные производители бытовой техники и прочего ширпотреба пытались использовать для обмана людей. Это стало ужасным открытием для меня. Мир нужных и полезных товаров оказался не таким честным и правильным, как представлялось мне поначалу. Конечно, я и после этого снимал разные товары, но уже не пытался делать из фотографий виртуозные психологические приманки. Снимал для каталогов, снимал для листовок и буклетов - потому что платили неплохо за широкий слайд. Делал обычный, грамотный и резкий постановочный натюрморт. Одно время даже увлекся технической стороной натюрморта - многократной экспозицией и цветовыми экспериментами. Очень уважал снимать на белом фоне с легкой отмывкой задника. Особенно – белое на белом. Но тонкую психическую материю своего творчества больше не разбазаривал. 
25 Comments | Post A Comment | | Flag | Link



Victor Gritsyuk
Date: 2008-06-14 10:30
Subject: Как всё начиналось
Security: Public
Tags:мои личные истории
Подошло время для моей личной истории. Давно это дело было - в 80-х. Единственной в стране отдушиной для свободных художников, напрямую не работающих на идеологию тогда был Московский Горком художников-графиков на улице Малой Грузинской. Он был местом официально разрешенного художественного диссиденства. Естественно, создало его КГБ для того, чтобы собрать вместе творческих бунтарей и следить за ними изнутри и снаружи. История Горкома - это отдельная песня с оркестром. Оттуда вышли наши классики живописи Проваторов, Шаров, Зверев. Нынешняя авангардная шобла возникла когда быть бунтарем стало совсем неопасно, а очень даже выгодно. Первая горкомовская выставка живописи собрала всю Москву и всех западных корреспондентов. Потом настало время, когда и фотографам разрешили создать там фотосекцию. Что это была за секция, и какое у неё было отношение к фотографическому творчеству  - это тоже отдельная кинокомедия. Секцию организовывали под себя в основном труженики детсадовской, школьной, выездной узбекской и прочей массовой народной фотографии, которая тогда была невероятно доходной. В это время все настоящие профи верой и правдой служили в официальных изданиях. Для массовости и процентного соотношения набраны были туда и простые фотографы, по разным причинам в официальных изданиях не печатающиеся. 

Вы спросите - а что же там делал я? Скрывался от ментов, потому что Горком давал официальное право работать на гонорары и трудовые договоры, т.е. не находясь в штате предприятия. Это была моя третья крыша. В то время я состоял ещё на договоре в издательстве "Молодая гвардия" (без официальной зарплаты) и был членом Союза журналистов - он тоже давал право официально нигде не числиться. Но, на всякий пожарный я записался ещё и в Горком. Записался ещё и потому,  что очень хотелось свободного творчества и не ангажированных выставок, как у художников. Ещё вернусь с рассказами про те непростые, но веселые времена.

Однако - история здесь про первую выставку фотографии в Горкоме. Выставка задумывалась, как отчетная нашей фотосекции. К этому времени меня избрали в правление, и я там одиноко шипел, что каждый наш член должен иметь право творчески высказаться на двух метрах общего выставочного зала. Такая идея не всем нравилась, потому что многим из боссов нечего было показывать на выставке, хотя по жизни они были богатыми, имели мастерские от Горкома, ездили на хороших машинах и покупали кооперативные квартиры в центре. В народе судачили, что они вынуждены были покупать себе фотографии для выставки, но я этого не знаю точно. Но, думаю, их покупки не разорили, не видел я среди них  истощенных лиц. А за постоянную мою инициативу насчет ежегодных общих и персональную отчетных выставок меня потом боссы из правления вывели заочно, пока я болел. А потом народ снова меня туда выбрал на волне демократизации, после моей персональной выставки. А потом мне всё это вообще надоело.

Предвыставочная суета - это когда авторы приносят работы и делят места на стенах. В этой ситуации очень ясно проявляются людские характеры . К чести нашей секции - на первой выставке всё проходило достойно. Народ ставил работы к стене, а правление ходило туда-сюда, и определяло места по эффектности, красоте и художественным достоинствам - или на начало зала, или на главную стену, или во второй зальчик. Это не сравнить с первой выставкой Гильдии рекламных фотографов на Кузнецком, когда некоторые авторы прибежали пораньше, чтобы занять "выгодные" места на стенах, и стерегли их, огрызаясь на развесчиков и других участников. Удивительные открылись тогда лица у них.


(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                          Тишина и покой

В то время фотографы привыкли показывать снимки на выставках лишь в одном оформлении - зажатыми между двух стекол металлическими кремальерами. Иногда  фото было в размер стекла, иногда меньше, и тогда позади вкладывался лист белого ватмана. Не было тогда в продаже итальянских и французских цветных бумаг, поэтому оформление не играло роли, главным оставался снимок. 

И вот - я единственный, первый в истории российской фотографии подал свои снимки на выставку в рамах, под стеклом, и в цветных паспарту, как подавались произведения искусства. Рамы были современные, сборные дюралевые, купленные в художественном салоне. Паспарту делал оформитель Пушкинского музея, красил их гуашью и чертил рейсфедером тонкие золотые линии. Картон я взял от коробок фотобумаги Агфа 50х60см, любезно подаренных мне лаборантами издательства «Планета». Да ещё и фотографии у меня были цветные - всего работы три-четыре, сейчас уже не помню. У горкомовских фотографов от вида такого оформления возникло шоковое состояние. Естественно - никто не обращал внимания на мои снимки, ведь снимок, он и есть снимок. Люди щупали рамы и спрашивали, где и почем куплены. Никогда не могли они представить, что фотография может быть достойна такого серьезного отношения. Это было в нашей стране началом отношения к фотографии, как к фотоискусству. На следующих наших выставках авторы стали экспериментировать с оформлением, даже придумали паспарту обтянутые тканью. Процесс был запущен. А потом появился союз фотохудожников. 
32 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






Victor Gritsyuk
Date: 2008-03-26 09:58
Subject: Мы и Инструкции
Security: Public
Tags:спросите Петровича
Наверное, я уже не догоняю новый типа современной мозговой работы - размышления инструкциями. Инструкции пользователя - это такие книжечки разной толщины, прилагающиеся к любому прибору, от вентилятора до самолета. И к любой программе компьютера, и даже к коробке макарон. В наше время тоже были инструкции, не буду скрывать. Часто невнятные и путанные. Особенно меня потрясла инструкция для примуса. Там есть такой насосик, чтобы создать давление. В инструкции было написано: "Зажмите стержень насоса и легким покачиванием правой руки двигайте его вниз и вверх, до тех пор, пока не почувствуете сопротивление". Была инструкция к столовой ложке, думаю - что не настоящая, а пародия людей думающих. "Ложка состоит из трех частей: из хлебала, держала и соединительной части. Во избежание повреждения поверхности хлебала соблюдайте указанный на схеме зазор между хлебалом и зубами". И так далее, в таком же умном ключе. Но инструкций было немного, так как и приборов тогда было раз-два и обчелся. 

Теперь китайцы нас завалили таким количеством разных недолговечных приборов, что впору открывать библиотеку для инструкций. И что в этой истории самое поганое - что каждая фирма, фирмочка и корпорация пишет свои собственные правила, назначает свои кнопки и горячие клавиши, становясь всё многословнее и многословнее. Инструкцию к музыкальному центру караоке осилить среднему человеку невозможно. Вернее, прочесть конечно реально, но запоминать - мозг отказывается. Поэтому каждый раз, с каждым прибором надо открывать эти книги, и искать разъяснение, как отдавать ему то или иное приказание шаг за шагом. А они ведь - наши рабы и помощники, чтобы жить нам стало проще. Но чувствую тут сильный подвох, словно это мы - их рабы. Не знаю как Вас, а меня это оскорбляет. Нет у меня столько свободного места в голове, чтобы запоминать придуманую каждым производителем собственную последовательность действий. Кажется мне, что они пытаются унизить меня, как гомо сапиенса. Не понимаю, куда из современной цивилизации девалась логика. Хотя, предпринимаются попытки сделать, например - один пульт для всех приборов в доме. Но инструкция к нему приложена - толще самого пульта.


 
(c)photo by Gritsyuk                                                                                                          Просто - перо на закате, без философии

Как уже было замечено ранее, современному человеку нет необходимости думать самостоятельно, для него всё прописано умными людьми в инструкциях, из которых вершина - «Библия для фотошопа». Только вдумайтесь – Библия! Словно компьютерные программы - это новая религия. Словно с помощью фотошопа можно узнать истину о Боге, Вселенной и человеке, и спасти душу. И как пульт для всего электрического в доме, пытаются сейчас вывести умники "общую теорию всего", чтобы стать наконец богами, как обещал бес Адаму и Еве в Раю. 

И даже от меня, скромного работника объектива, требуют четкой инструкции по созданию фотографических шедевров. Конечно, спасибо за доверие, но у нас не утюги клепаются в нашей летучей стране, поэтому часть производственного процесса засекречена. Не нами засекречена, а сама по себе секрет, тайна. Как тайна для птицы, почему она летает. И для рыбы. И для женщины, когда она призводит новую жизнь. Обьяснить со стороны - можно. Повторить так же - не выходит. Ничего страшного, вокруг нас много тайн. Живем мы в одной большой тайне. Запишите ещё одну малюсенькую - как Петрович снимает дикий пейзаж. Только не ходите к искусствоведам и психоаналитикам, потому что они всё объяснят, но инструкции вы не получите. В искусстве каждый пишет свою инструкцию и это не раздражает так, как с примусами. А наоборот, делает нашу жизнь разнообразнее. Только не надо ломать голову, почему Ван Гог отрезал своё ухо. Никогда не поймете. Ван Гог - один, другого не будет никогда. И каждый из нас - уникален до какого-то времени. А до какого - вы узнаете в следующих передачах.
37 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






Victor Gritsyuk
Date: 2008-01-09 06:27
Subject: ВОСЕМЬ И ОДНА ФОТОГРАФИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ
Security: Public
Tags:публикации
ФИЛОСОФИЯ
Творческие муки

 
(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                      Водлозеро дышит

Виктор Грицюк
ВОСЕМЬ И ОДНА ФОТОГРАФИЧЕСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Есть такие состояния души и тела, о которых если начать говорить всерьез, то лишь хуже становится. Задаешь себе и другим вопросы, а потом не знаешь, что делать с откровенными, но неприятными ответами. Давайте поговорим о творческих депрессиях без надрыва и с улыбкой. 

26 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






Victor Gritsyuk
Date: 2007-12-30 11:08
Subject: Дебри Водлозерья
Security: Public
Tags:пейзаж
 
(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                       Сырая тишина (фрагмент 6х17)

Из эссе "Затерянный мир"
"Потемнела пропитанная дождем тайга. Ничего не сыскать сухого. Изумрудный здесь, тяжкий дух, будто глубокая вода стоит между стволами. Давит и теснится грудь, словно выдышали весь воздух. До отвала напились болота, набухли мхи, ручьи насытились и разлились – запросто не перескочишь. Крупные капли беззвучно падают с ветвей. Путаное, сиротливое мелколесье не доживает здесь до зрелых лет. Одна надежда – завалится огромная сосна, освободит место и появится маленький шанс.
Она вся неправильная – девственная тайга. Беспокоит, настораживает. Она – живой хаос. Сумбурно кругом, и нет для художественного взгляда ни одного классического кусочка. Нет явных ориентиров для городского глаза. Пройденный путь растворяется за спиной, и впереди беспорядочная зеленая стена. Пройти по-прямой, как ни старайся, не удастся".    

             
26 Comments | Post A Comment | | Flag | Link



Victor Gritsyuk
Date: 2007-10-07 19:28
Subject: Гляди в глаза и молчи!
Security: Public
Tags:мемуарно-ностальгическое
Почитал на сайте ПроЛаба о себе и своем творчестве. (http://www.prolab.ru/news/187#nogo) А ниже под фотографиями – как родился, женился и публиковался… Как же я себе надоел! Надо стереть часть биографии и написать её заново! Ну почему я к ней приговорен? Ну почему нельзя засчитать эту биографию – черновиком, и начать сначала чистовик жизни? Народ читает и думает: вот это - вытекает из этого, а это – следствие того. Как же просто всё выходит! Живет такой парень... руками не трогать… лучше не наступать… 


(c)photo by Victor Gritsyuk                                                                                      Художник и модель

К сожалению, не удалось побывать на открытии своей выставки. Поверьте, не специально так вышло. Мне говорили: - "Терпи и склоняйся, потому что выставка, гости и народ, друзья и коллеги, спасибо всем зрителям и спонсорам, а ты должен всем, потому что - творчество и красота… " А я - вот… Простите все. Конечно, я понимаю, что искусство вечно и красота спасет мир. Но жаль, что люди не вечны. 
Расскажите,  кто был там - что же происходило? А то на почте только одно письмо от гениального фотографа, который говорит, что я тоже "гений". Я понимаю - ему не жалко. А что была на самом деле?
27 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






Victor Gritsyuk
Date: 2007-09-16 12:36
Subject: Катя Филиппова
Security: Public
Tags:мемуарно-ностальгическое
Перестройка дала сигнал к творчеству совершенно новых модельеров. Мне пришлось плотно поработать с двумя из них, с Леной Худяковой и Катей Филипповой. Обе молодые девушки работали с использованием советских символов. Хотя Лена больше тяготела к конструктивистам, к Дейнеке и его стилю,  это не помешало ей сделать серию моделей из настоящих красных флагов, где украшениями служили браслеты и броши из армейских эмблем. На Западе, в Англии впервые в мире флаг был использован для концертных курток рок-группой "Ху" - (те, которые первыми стали крушить на сцене колонки и усилители своими гитарами). Это было очень скандально, ведь попирались незыблемые имперские символы. Это было естественно в русле молодежной революции 60-х.
В отличии от Худяковой, Филиппова не привязывалась к былым советским художественным направлениям, а отпустила творчество в свободный полет. Конечно, в каждой её модели были намеки и вызовы - без этого тогда никто из творческих ребят не обходился. Она очень плотно использовала армейскую символику: пуговицы, бляхи, кокарды, звезды, саму форменную одежду. Она фантазировала и шутила, и это было очень в струю.  
 

(c)photo by Victor Gritsyuk                                                             Катя Филиппова в своей модели

Катя шила сама и только на себя. Поэтому и снимались модели только на ней. Это было очень удобно, ведь сама художница могла подсказать фотографу смыслы и настроения. Часть коллекции снималась на фоне сталинской архитектуры, а несколько сюжетов на очень узнаваемых московских объектах, так как снимки предназначались западным изданиям, а они хотели привязки к месту. Тогда это было круто, и ставилось на полные полосы и на обложки.

22 Comments | Post A Comment | | Flag | Link



Victor Gritsyuk
Date: 2007-08-05 12:14
Subject: Письмо от уходящего поколения
Security: Public
Tags:природа и человек, фото
Как это не прискорбно, но судьба пленочной фотографии уже четко просматривается до недалекого её конца. Если раньше фотографы выделялись в некую касту, отгороженную от любителей высокими расходами на оптику, аппаратуру и фотоматериалы, на студийное оборудование, то теперь можно ехать в автобусе с работы и снимать задумчивые капли на стекле мобильником, а через полчаса разместить снимки в инете. Конечно - качество ерундовое, но если грамотно дернуть в фотошопе, то хватит для печати 6х9 см в журнале. 
Настоящая, классическая фотография с камерами большого формата, с неожиданными путешествиями и открытиями становится постепенно достоянием богатых, страдающих от мозговой скуки. Хорошо, если у некоторых из них есть вкус, но поверьте - нельзя стать фотохудожником попутно, на досуге. Это отдельный образ жизни, это особая жизнь. 
В нарастании потока цифровых снимков больше всего заинтересованы производители камер. Они, как и производители мобильников - уговаривающие нас, что можно разговаривать круглосуточно и дешево. Вот только не говорят - о чем разговаривать. Так и с цифровыми камерами - каждому даются возможности, а как их использовать, это уже личная забота. 
Что-то есть в этом правильное и неправильное одновременно. Понятно, что нельзя стать на пути новых технологий, глупо и странно было бы это. Но и столько фотографов и их снимков миру не нужно. Девальвация творческой процесса в фотографии неизбежна. И происходит страшное последствие - непрофессионалы понижают зрительскую планку до своего уровня. Понижают так, что настоящие творческие работы "свистят высоко над зрительской головой". 
Конечно - профессионалы останутся. Они будут снимать раскрашенных дур в модной одежде; еду - так, что слюнки потекут; особняки и интерьеры для жуликов; ядовитую газировку, от которой  у молодежи уйдут комплексы неполноценности. Они займут нишу бытовой обслуги, -  "что изволите?"  И тут всплывает удивительный ответ на все эти нервозности, и заключается он в том, что, как не рвали глотки искусствоведы, фотография так и не успела стать искусством. А это значит - что и не было у неё такого в генах, прикидывалась она, копируя живопись.


(c)photo by Victor Gritsyuk                                                                              Кижи. Часовня из Кавгоры.

Вот так мрачновато вдруг представился прогресс в профессиональном фотографическом "творчестве". Конечно, всегда останется милая домашняя фотография, теплая и нужная для памяти. Останется фотография любительская, как умное и сложное хобби, как инструмент разглядывания, любви и изучения мира. Она естественно станет частью жизни. Но уже никого нельзя будет удивить, ведь всё забито снимками, их даже не печатают, а складывают в виртуальные папки в компах. Да и глаза устали понимать и классифицировать изображения. Наверно - останутся творческие единицы, как белые вороны. Но эти чудаки не сделают погоды, затерявшись в море. Они будут жить и творить в собственный кайф, не для кого. 
Мы ждали, когда поколение фотографов шестидесятников освободит нам места, и говорили - "придет наше время, когда вымрут мамонты". Потом пришло время и для нас. А потом пришло время нам уходить. Мы ещё поколупаемся, повыступаем на семинарах, попреподаем на курсах, в интернете повещаем, но ничего не поделать - мы уходим в историю, растворяемся в ней со своими фотками и рассуждениями. Мы становимся неудобоваримыми, подгруженными. Теперь уже мы - мамонты, только видом помельче тех, что были раньше. И наступает эпоха морских свинок...

Простите, если кого обидел. Но есть разные внутри меня мнения и точки. Они от погоды, и разных других причин зависят (например, сегодня утром "кофий пил без аппетита"). Они спорят, воюют, иногда приходят к компромиссам. И вообще - я склонен к депрессиям (то плачу, то смеюсь). Вот сегодня такая вдруг структура навалилась. Я её отловил, перевел в слова, и буду теперь с ней работать. А есть и другие варианты. Но - не всё сразу....
123 Comments | Post A Comment | | Flag | Link






browse
my journal
May 2019