March 24th, 2009

Без вопросов

Латинская Америка была оранжевой, а потом отъехала назад и стала звонко желтой, как нобелевские букеты Маркеса повсюду, на лестнице, в большой прихожей. Но нужно было спешить, в три часа самолет. Нужно было одевать эту безумно тяжелую рубашку из голубых, красных и зеленых пластиковых волокон, похожих на щетку уличной машины. А желтое наступало и гасилось лишь жирными черными буквами «Ж». Нужно было припечатывать желтое черным, и тогда его власть слабела. Америка не любила черного и отпускала.
А потом был белый Тунис, песок и высокая стена справа, откуда свешивались тяжелые ветви яблоневого сада. Плоды падали вниз и зарывались в песок, румяные, целые, но совсем не сочные. Сока в них не хватало, словно песок его выпил. А по виду были наливные. Розовый налив. Но снова в три назначен самолет, нужно бежать в аэропорт в белом костюме. И вдруг, в аллее пальм неожиданно лежит в тени снежный язык. Его можно зачерпнуть рукой и крупнозернистый, он тает во рту, охлаждая. Вот тебе и Тунис.


1980-е(с)photo by V.Gritsyuk                                                                                                             Измайлово. Весна.