December 17th, 2008

Свирепое добро

Лишь в современном скорострельном кино умные разговоры двух людей приводят к положительным результатам. Вообще - приводят к каким-то результатам. Не деловые разговоры не про угол наклона или марку карбюратора, а про жизненные ситуации и поступки, про чувства, про сердце. Только в кино один понимает другого. Не пойму, это такая специфика жанра или из реальности специально выдергиваются приличные моменты. Постепенно начинаю подозревать, что это всё фантастика. Ведь если кто не понимает или ерепениться, то никто не возражает ему типа, - «не думали, что ты такой мерзавец!». В кино мерзавцы сами знают, что они мерзавцы. Если разговор никак не закрывается, то возмущенный и непонятый герой уходит после патетической фразы, громко хлопая дверью. Если же совсем тупик с ситуацией, то в ход идет перебивка кадров – раз, и мы уже в другом месте в другое время. Например - в детстве героя: - поле, васильки, мать около избы... Тут положено вытекать слезе.

Много в современном кино попутно убивают неизвестных зрителю людей. Добро нам предлагается со стальными кулаками и такое свирепое, что в методах своих уже не отличается от зла. Будто это два яростных зла воюют. Нас уверяют, что иначе невозможно было поступить чтобы спасти мир, спасти заложников, утереть слезу ребенку. Налево и направо крушат людишек Сегал и Джеки Чан, Бонд и Вин Дизель. А что это были за людишки, что их привело под меткую пулю или точный смертельный удар героя - нам даже не намекают. Словно они - генетически агрессивная протоплазма, наползающая из темных углов. Непонятные персонажи без прошлого, плоские и неприятные, плохо тренированные в боевых искусствах и стрельбе. Однако в реале происходит совсем иначе. Именно хорошие, добрые люди не владеют виртуозными приемами убийств в совершенстве. И неожиданно закрадывается подозрение, что погибшие в таком количестве были не очень и плохими. Ну, это я так, - расфантазировался следуя за логикой и моралью. Есть в мире и приличные фильмы, такие как "Форест Гамп", "Мадагаскар-2" и "После прочтения сжечь".


2003(c)photo by V.Gritsyuk                                                       Непостижимое сердцем создание    

Но всё равно не верю в киношное добро потому, что киношные негодяи перед тем, как замочить хорошего человека, любят признаться ему в своём негодяйстве и рассказать схему коварного замысла. Словно исповедаться или с психоаналитиком побеседовать. Только - наоборот, не каясь. При этом они смеются особым смехом негодяев. В обычной жизни, хотя она и жиже разбавлена событиями, но разнообразнее фильма, так никогда не происходит. Обычная жизнь – черно-белая размазанная по времени, немая документалка, как хроника переправы через Ла-Манш - только длиною в пятьдесят лет. Бандиты в жизни некрасивы и не умны, убивают подло и молча. Воры воруют без юмора и сомнения, - и карманники, и те, которые в костюмах, в машинах с мигалками. Лгуны – лгут не моргая и не краснея, ровным приличным голосом. И возмущаются, если усомнишься. Оскорбляют, взывают к совести - если знают, что христианин. Никто демонически не хохочет жертвам в лицо, а скрытен, напряжен и сосредоточен. И очень устает на работе.

Раньше любил играть в такую игру с собою – угадывать характер, профессию, семейное положение людей в метро. А теперь мало что могу сказать, боюсь ошибиться. Российские люди оказались значительно загадочнее и непредсказуемее, чем можно представить даже в кошмарном сне. Словно в некоторых были свернутые до времени программы, как в вирусах. А выглядели прилично, заставляли меня в армии в комсомол вступать, говорили про моральный кодекс строителя коммунизма. А после армии так же с честными словами из комсомола меня исключали. А потом эти приличные куколки превратились в мордатых стервятников. А кем были на самом деле?