December 9th, 2008

Патриарх

От нас ушел Патриарх Московский я Всея Руси Алексий Второй, возглавлявший церковь в очень непростое время, в эпоху болезненных перемен: грабежа, обмана, разочарований и танковой стрельбы по зданию правительства. Разрываемая страна ворочалась, пытаясь очнуться от красного дурмана, и летели щепки. Церковь поднимала голову, собирала «малое стадо». Это время Патриарх назвал «вторым крещением Руси». Народ тогда бросился к возрождающейся церкви, но в храмах остались немногие из тех. Жесткими оказались для постсоветских людей требования реального, не выдуманного христианства. Первой схлынула разочарованная интеллигенция. Оказалось – что она страстно желала некой неясной свободы, а не спасения собственной души. А работа по спасению души требует серьезного напряжения и неукоснительного исполнения вековых обрядов. Здесь недопустимы новшества и либерализация – чудо может исчезнуть.


1992©photo by V.Gritsyuk                                        Митрополиты Алексий и Питирим в Великом Новгороде

Но главное тогда происходило неуклонно – восстанавливались поруганные церкви, оживали монастыри, возвращались святыни. Так всегда после большой войны – вначале приходят строители и возводят стены. Потом обычные люди, художники и меценаты украшают внутри, золотят купола. И ждут молитвенников. Молитвенники как взрыв – если всё правильно пойдет. Каждый в своё время должен смиренно делать своё дело. Но вот найти силы его делать, и понять, что дело именно твое – самая большая трудность для человека. Теперь мы вместе с Русской Зарубежной Церковью – это невероятно и обнадеживающе. Шипят враги Христовы, выискивают темные пятна, а если нет их – то выдумывают, но – собаки лают, а караван идет.

Что такое – открытые двери церкви с огоньками свечей внутри и древним распевом? Это корабль, который ждет каждого из христиан. И мы войдем туда каждый в своё время, если захотим жить честно, по совести. Потому что оттуда любовь и совесть, и бессмертная душа. Там не важно, что мы такие вот - корявые. Каждому заблудшему сыну рад Спаситель, ведь в духовном мире последние равны первым.
Не мне перечислять заслуги и грандиозные дела ушедшего Патриарха, могу лишь молча склонить голову. Он – отец. Переполняет скорбь, но рядом и гордость. Ни с кем не могу его сравнить, как не пытаюсь. Он стоит отдельно, возвышаясь до неба. Такого не было и не будет больше. Царство ему Небесное. Со Святыми Упокой Господи.