November 18th, 2008

Юбилейный - 639 выход в эфир

Каждый мой пост - это лишь пару уловленных секунд утреннего настроения. Пару секунд всего, пока я пью кофе и думаю про будущий день. При этом одновременно думаю и про другие дни, про те - которые были и которые ещё впереди. Готовлюсь жить сам и возникнуть нормальным образом в жизни других людей. Когда начнется день - сто раз изменится настроение, ведь неизвестно, что грядущий нам готовит. Один мой приятель торжественно произносил, втыкая вилку телефона в розетку: - "Выхожу в эфир". Люблю людей, уверял он меня, но мне постоянно страшно жить среди них. Он дозировал близкие контакты с человечеством так же, как нам советуют урезать встречи с инопланетянами, чтобы не обжечься их злой инаковостью. Дело в том, что жизнь человеческая - это цельный предмет. Артефакт. В молодости будущее скрывается от нас за занавеской времени, видится расплывчатым, смутным. А с годами контуры и композиция уточняются. Редко с утра включаю музыку, но сегодня вот что-то захотелось Щелкунчика и Romeo&Julia гениального Петра Ильича. Негромко. А почему - неизвестно. Как правило соблюдаю тишину по утрам. Но не объясняю сегодня, не заморачиваюсь. Слушаю музыку не напрягаясь и на её фоне пишу текст. Постепенно выхожу из своего мира в эфир интернета.

 
2008(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                            Разговор рощи с яблоней

Когда живешь активно, глядишь вокруг во все глаза и слушаешь в оба уха, вдыхаешь разные ветры и чувствуешь кожей шершавость, тепло, холод; когда страна изъезжена вдоль и поперек – то изредка полезно отлежаться, дать возможность полученному от мира отстояться и успокоиться внутри. И не вмешиваться в этот процесс с дурацкими коррективами и вычеркиванием очевидного. Если этого не сделать самому, то организм уложит в простуду или ещё в какую хворь. Чтобы болезнью выкинуть из бега на обочину, откуда виднее и понятнее смыслы. Чтобы дохнуло в сердце холодком и  уложились понимания в будущую форму, обточенные по углам, приравненные к масштабной линейке. Ведь каждое дело имеет результат, должно иметь результат. Иначе оно бессмысленно в нашем людском понимании.

Мне намекнули, что я бываю мрачноват. Не видели вы настоящего мрака! Мои перепады настроения и легкие пессимизмы - детские игрушки в песочнице. Я опасаюсь и избегаю настоящего мрака. Мраком наполнена бездна, и когда мы вглядываемся туда, мы позволяем бездне заглядывать в нас. Без защиты и помощи нам не выдержать взгляд её невидимого черного зрачка. Поэтому лучше отвернемся на всякий пожарный. И пусть самой большой в нашем осеннем дне мрачностью будет напоминание Петровича, что все мы когда-то уйдем отсюда, и поэтому надо проходить эту дорогу сознательно. А затем мы все станем артефактами.