October 28th, 2008

Возврат Петрович

Привет всем верным френдам. Интересно наблюдать, что когда ничего не пишешь и не публикуешь - то никто и не рафрендивает. А это значит, что при личной интернетной встрече включается безмолвный разговор, даже порою спор, и возникают разные чувства и симпатии (надеюсь). А когда твой ник лишь молча значится в списках, то нет в головах никакого Петровича, раздуло его на нейтрины в просторах мировой паутины. Но порою наступает время, когда Петрович начинает комковаться из пылевого облака птицы-тройки, постепенно собираясь в маленькую планетку. Зажигает там себе лампочку-солнце, луну прибивает под ультрамариновым потолком, из собственных фотографий сооружает стены своего мира и зорко следит, чтобы не упали. А за ними, за этими стенами волки едят зайцев, красавицы чайки долбят птенцов кулика-сороки, а лиса ворует чаячьи яйца, мировой кризис приводит в уныние больших бизнесменов и волнуют нелегальные рабочих у трех вокзалов.

Если составить общую карту жизни в наш отрезок времени, то трудно на ней будет найти точку душевного пребывания Петровича. Такую, где его богатство и сердце сложены. Расплывчатым выходит его местоположение, то он на Севере, а то - на Юге. Даже если дома за столом сидит, то мыслями летает над Кольским или над поймой Волги. И рвет его изнутри непонятная многим нежность ко всему живому. То камни он целует на Ладоге, а то - гладит листики желтые среди российских прерий. Хотя - всё бы ничего, пусть себе живет, как хочет, но вот -  не была бы жизнь  так катастрофически, так мудро коротка. От этой краткости история планеты Петровича предполагает грустный конец. Как, собственно, и любая другая человечья или космическая история. Напомню, что когда разбежится Вселенная до конца, отсветит красным смещением, то распадутся в ней и атомы и электроны, и будет до конца бесконечности пусто и темно. Понимая это, мудро нам будет  внимательнее глядеть вокруг, искреннее любить, не лгать и всегда - прощаться навсегда. Оттого и грустно мне бывает чаще, чем постоянным людям. А они думают, что я молчалив и необщителен. На самом деле меня нет тут с ними на все сто. На пятнадцать-тридцать процентов есть, а этого им маловато. Они хотят всего Петровича. Но боюсь, что всего они не потянут...


2008(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                               Прощальное платье 

Начинаем постепенное выкладывание некоторых фотографий октября. Сначала покажем фото начала месяца, а уж потом засветим в инете снимки совсем поздней осени, которые вчера только сняты. Должен заметить, что группы упорных листьев до сих пор чудом держатся на верхушках высоких берез несмотря на треплющий их ветер и седые утренние заморозки. Такая хитрая очередность показа делается для того, чтобы сохранить эксклюзив на композицию и идею хотя бы до следующей осени. А то знаете как бывает - крикнешь сдуру, что нашел сто рублей, и сразу шустрый пипл набегает из кустов. Бывает, что собственную находку у них из рук не вырвешь. Потому что - "кто смел, тот и съел". Смел - в смысле - наглее и беспринципнее. На войне такие качества хороши для страны - когда среди смертельных врагов, а в мирной жизни оно очень напрягает. Но нам ведь только кажется, что мы живем в мирное время...