October 15th, 2008

VG, 01

Завершаем про камни-2008

Неутомимо и постоянно, как вшивый про баню, или голодный про хлеб. Как пожарник про шланги или фотограф про камеры и линзы – так и я всё время говорю, думаю и пишу об одном и том же. Ну ладно, думай внутри о чем хочешь, не бежит у человека по лбу предательская неоновая строка с текстом мыслей. А выглядеть умным и очень в углубленным размышления – это всего лишь вопрос аванса зрителей. Помните, как в «пролетая над гнездом кукушки» Николсон представлял на лодочном пирсе идиотов и шизиков. И они мистически менялись в наших глазах, когда он их называл – профессор, доктор. Поэтому, что там человек себе думает в голове – страшенная тайна. Не тайна настоящая, неразгадываемая никак, а тайна – которую страшно узнавать. Даже вредно её знать. Вот, ты ему про одно долдонишь, а он давно спать хочет, но вежливость блюдет. И очень плохо к тебе относится.

Если бы мы могли читать мысли друг друга, то без мордобоя не обходились бы даже бытовые разговоры. Что-то конечно можно угадать по мимике или жестам, по движению брови или дрожанию жилки около уха, но настоящие секретные ребята специально тренированы демонстрировать каменное бесцветное лицо. А другие – скрывать мысли под шумными клоунскими гримасами. Но популярнее – изображать именно профессоров и прочих мыслителей. Для этого есть галстук и парикмахерская, трубка и борода, неулыбчивость и несговорчивость. Для этого тренера учат их языкам и хорошим манерам. Вот уж – воистину – театр на земле нескончаемый. Но я начал совсем про другое, совсем про другое хотелось пропеть.


2008(с)photo by V.Gritsyuk                                                                             Здесь водятся неспелые александриты

Перед очередным отъездом хотелось попросить прощения за то, что я говорю и думаю об одном и том же. Наверное, многим я уже надоел своей настырной любовью к камням и деревьям, к небу и воде. Ко всему холодному, не милому по-человечески миру дикой природы. Надоел нытьем про лжецов и шулеров, надоел поиском врагов и непонятным стремлением от чего-то постоянно бежать, спасаться. А от чего? Для чего? Может показаться, что двигает меня ненависть и зависть, алчность и страх, и что главное для меня – воевать и меряться. Так тут иногда проскальзывает. Вот и начинается мутный разговор, неконкретный. Потому что очевидное для меня – оказывается совсем не таким для других. У каждого собственный путь и опыт, судьба и характер. Что для одного бывает спасительно, для другого может стать смертельным. И даже то, что вчера было полезным человеку, сегодня может стать вредным. Так устроена дорога. Лишь ближе к концу идущие вперед начинают понимать друг друга без слов. Без слов – это значит – без разговоров и написанных текстов. Взгляда бывает достаточно. 

 
2008(с)photo by V.Gritsyuk                                                                                                   Целуя камни на прощание

Покидаю вас, любезные мои друзья на недельку, другую. Не дышится мне в городе, вдох полным не получается. «Что-то воздуха мне мало…». Ныряю в позднюю осень, когда тишина и легкий туман между мокрых стволов, а внизу мокрые темно-темно вишневые осиновые листочки. Двигаешься неслышно, как в чужом сне. Хочется прилечь на землю, слиться с цветом пожухлой травы листвы, растворится в этом засыпании природы. Потерять неспешно тело и личность без надежды и сожаления. Исчезнуть отсюда мягко и естественно, как и должно быть.  Пока - пока.