September 26th, 2008

Городские стоны

Воздух жидкий и бездушный в городе. Нет в нем живых травяных, хвойных ароматов и холодка простора, а лишь дохлая разнообразная вонь, гарь бензинная и фальшивые заменители свежести. Рвется сердце отсюда под бездонный купол неба, стонет в подземных ходах, замирает в душных переходах метро, сникает в похоронных очередях к эскалатору. Ноги не хотят идти. Глаза не хотят видеть. Голова не желает думать, а губы – улыбаться. Можно только спать в ожидании чего-то неизвестного, хорошего. Спать, чтобы скоротать непредсказуемое ожидание. Но мы ничего, кроме зимы не дождемся. И если не рванем к озерам и соснам, или к сопкам в белой пушице, то слез не хватит потом в нескончаемой серости коротких зимних дней. Покажите мне карту России, и я забуду, о чем говорил и думал до этой минуты. Вот прямо сейчас возьму её и буду жадными глазами шарить по зелени и коричневому в разводах, прослеживать линии дорог, вчитываться в имена деревень, гор и рек. Но так устроен наш мир, что с любимыми мы должны быть в разлуке. Не знаю зачем, но Петрович должен сидеть в городе, сжимая зубы, а на Урале в это время золотом красят березы. В Карелии краплаком красят рябины. На берегах Илексы иней схватывает утром мокрые мхи и, улетая, суетятся по затонам гуси-лебеди... Ох! Подайте мне срочно стакан валерианки!

 
2008©photo by V.Gritsyuk                                                                                                    Завершение лесной дороги.

Вверху – это от чувств, а внизу – от ума. Всё равно на экспедицию нет денег.
Композиционные построения бывают разные. Они зависят от задачи, которою ставил себе фотограф. Конечно, если он эту задачу осознает, а не снимает, заходясь как сомнамбула. Методика начала съемки у каждого своя, ведь мы снимаем пейзаж, а не натюрморт, где можно предметы переставить. В пейзаже мало что переставишь. Камешек можно сдвинуть, веточку убрать, травинки спереди срезать – вот и вся власть фотографа. Можно лишь самому двигаться с камерой и ловить освещение. Именно за это фотографы и не любят снимать пейзаж. Неблагодарный он. Сначала кажется, что вот он красавец – весь доступен как на ладони, нажимай на кнопку 26-мегапиксельной камеры и готов шедевр. Но большое разрешение и шикарная оптика – это ещё не гарантия успеха. Давишь, давишь на спуск, а потом - одно расстройство на выходе. Мой жизненный опыт подсказывает, что чудес не происходит даже с супер большими пленочными монстрами, которыми работал Адамс. Иногда конечно может повезти, может случайно что-то получится хорошо, но выигрывание в лотерею нельзя сделать профессией. И это значит, что в съемке пейзажа есть ещё что-то, кроме самого пейзажа перед глазами и фотоаппарата в руках. (Как же я хочу немедленно и срочно уехать!)