September 24th, 2008

Чтобы - вообще

Никак не привыкну к городу. Синее тут небо и желтизной чуть тронута листва. Это обертка. А внутри - суета и хлопотливость. Многозаботливость. Забыл уже, зачем нужен людям такой большой город, когда есть тайга, сопки Кольского, озерца и острова в дельте Лены. Я видел дельту из иллюминатора самолета - золотые в закатном солнце монеты рассыпаны щедрой рукой по невообразимому простору. По простору, который запросто растворит меня. Забыть не могу. Хочу туда, но понимаю, что всё будет не так, как думалось. Будет всё властно по-своему, а не тепло и мило - по-моему. Вспоминаю вдруг непонятно почему - вечерние пригороды Лимы, столпотворение опасного народа, невероятные, кирпичные костлявые дома без штукатурки, как из фильма о временах после атомной войны. Шум голосов. Крики. Лай собак из под ног толпы. В центре ночью тоже многолюдно. Несутся маршрутки без дверей и оттуда истошно кричат кондуктора, зазывая пассажиров. В якобы китайском кафе беру пересушенную курицу с картошкой. Доесть эту фанеру невозможно, даже запивая жидким зеленым чаем. А ранним утром необычная тишина и пустота среди домов, словно это уже  другой город. Уборщики метут тротуары длинными пальмовыми ветками. Садовники подстригают зеленые кустики вдоль улицы и в сквериках. Я иду на запад, чтобы увидеть Тихий океан. Атлантический уже видел не раз. С высокого берега раскрывается серая даль и длинные волны мокро шипят внизу. Спрашиваю у садовника, что тут у них сейчас - весна или осень. Или зима. Весна - удивленно отвечает он.


2008©photo by V.Gritsyuk                                                                Остров Святой с легкой, как намек - радугой

Прошел в народе подлый слушок, что Петрович никуда не ездил, а сидел на дружественной даче за самоваром и чаи гонял туда-сюда. Никто из нормальных людей этому, конечно, не поверил, но через лет пятьдесят-сто искусствоведы смутно будут намекать, что не помнят, о чем была тогда точно речь, и что на самом деле было – или сидел Петрович  на даче, или не сидел... Чтобы дым без огня не поднимался над историко-культурным горизонтом нашей гадкой эпохи, к второму виду острова Святого прилагается сегодня снимок-документ. Это очень модная ныне мобилография. Конечно, фотошоп может всё, и Петровича можно вставить хоть в Куршавель, но тут стараться не было смысла. Не такое важное дело, чтобы жилы мышкой рвать.

Как следует из представленного документа – снять верхний снимок не составило бы никакого труда для любого человека. Развернулся налево, и нажал на кнопку. Автофокус сам наведется, а автомат посчитает экспозицию и цветовой баланс. Вот в чем главная тайна неприятных слухов, а не в том, что Петровича и там - нет, и здесь - нет! Главный секрет любой пейзажной фотографии состоит из цифрового задника, фокусного расстояния линзы, дальнего плана островов и места для ног на поверхности скалы. Когда эти предметы встречаются – на выходе обязательно возникает пейзажный снимок. Человек здесь исполняет роли курьера и самоходного штатива на двух ногах. Он доставляет задник на место и крепко держит его во время съемки. А потом вешает лапшу на уши, как это было сложно и ещё что-то про творчество.

Collapse )