September 22nd, 2008

Цена слова

Здрасте. Приехали - вот. Вчерашний день заняли разборка рюкзака и заботы по запуску холодной штаб-квартиры: закупка еды в холодильник, ответы на почту, подготовка "счетов за жизнь" к оплате, умывания и прочих последовательно совершаемых действий чтобы почувствовать себя дома. Скучно и грустно это, но иначе невозможно. Иначе - оставайся там на своем островке, на узких нарах у нервной буржуйки. Здесь всё ярко и назойливо кричит, а там лишь ветер и волна. А когда включишь там приемник, в нем заговорят разные люди. Такие же, как я, с ногами и глазами. Говорят, говорят, молотят разную ерунду, заставляя прислушиваться, пытаться вникать в смысл. Но нет в их словах обещанных интонациями глубин, одни житейские глупости и хохмачки про секс, про белую спину и падение с лестницы. Текут  свободно разговоры, жидко разведенные на пустом месте, и ничего внутри потом не остается, кроме сожаления о времени, расраченном на вслушивание в эту сосущую пустоту .

Они в масс-медиах теперь научились лопотать без остановки, мимоходом обесценивая слова и опуская понятия, смешивая в грязную кучу всё, что мы любим, ценим и чем дорожим. Ведь не важно, о чем говорить, важен шоковый эффект, привлекающий внимание. А потом прозвучит реклама очередной сомнительной дряни. И - снова треп без остановки и без ответственности, в котором всё пачкается грязными языками, но нет никаких серьезных ответов. Запутанные профаны-слушатели уже не знают, где белое, а где черное? Сомневаются во всем и ничему не верят, кроме неких - "ученых" с законом Ома и Е=мс2. И немного в мистику, сны, гороскопы. Ведь признайтесь, что есть что-то неведомое? Может - инопланетяне, может вселенский разум, а может ноосфера? Говорить теперь научились все. Только нет за словами таких же гладких дел. Дела только гнуснее становятся и непрофессиональнее.


2008(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                   Остров Святой

Разговорами пытаются полностью заменить глубину фотографии. Предлагают снимок пуговицы, а к нему глубокую концепцию про визуальные ауры, пространство культурного андерграунда и проблемы Белоснежки. Или про моджахедов с мифическим Бен-Ладаном. Я гляжу на растущее техническое совершенство фотографий и мне становится зябко и тоскливо, как на холодном ветру. Так в семидесятых по игуменскому кладбищу бродили бородатые атеисты с рамками в руках, составляя карту движениия духовных энергий около могилы Дамаскина и в пустой церкви.

Конечно, фотография для обычного зрителя не может висеть в пустоте. Например - пейзаж  часто наполняется литературными смыслами, иначе бывает невозможно его воспринять обычному человеку. Иначе он останется лишь  достоянием утонченных эстетов, безкорыстно любующихся гармоничными природными линиями и формами. Или таких невменяемых персон, как Петрович - гладящий камни и мечтающий стать горой, рекой, островом. Здесь я показываю снимок острова Святого, и для ясности надо обязательно сказать, что это не простой островок. Отсюда в древности начинался большой Валаамский монастырь. Сюда пришел святой Александр Свирский и молился в тесной пещерке. Хотел здесь умереть и приготовил себе могилу в скале. Но было ему видение, призвали его в другое место. И там явилась ему Святая Троица, и там теперь огромный монастырь. Большевики в исступлении украли его мощи, а в монастыре поселили дом умалишенных. Но повернулось неумолимое колесо, и вернулись мощи святого, а монастырь оживает. Вот что я вижу, глядя на остров Святой в тумане дождя. И ещё много чего другого, о чем долго рассказывать. Оно начинается с момента - "Да будут свет!" и кончается "Новым миром". Простите.

Вот и я тут разговорился. А всё потому, что для меня земля, природа, вселенная, культура и человек с душей, духом, мыслями и текстами - нераздельны. Так должно быть. Так правильно. А они хотят разделить, чтобы превратить в говорящую тупую протоплазму, в навоз для своего примитивного будущего. Люди! Опасайтесь ведомой и неведомой долбаной хрени!