August 29th, 2008

Мои небеса

Хочется иногда сказать, что я завидую тучкам небесным, вечным странникам, но сегодня не скажу. Хоть это верно, но всё ещё банально по форме и содержанию. Ещё помнит часть населения классическую литературу. Да и что особенного в этих клочках пара, что тащатся над нами на фоне ультрафиолета. По пути они меняют форму, и частенько исчезают без следа, раздутые верховыми ветрами. Кучевые, перистые, слоистые и когтевые, волнистые и облака препятствий. Почему же волнуют меня эти неверные туманные образования? Заставляют, лежа в траве, без мыслей следить за их безмолвным скольжением и превращениями. Зачем? Не смогу внятно ответить. Может быть, мне нравится их белая чистота на глубокой синеве. Может быть – успокаивает их переходный к космосу масштаб. А может быть мне просто – хочется жить вечно: слушать шорохи и свисты, обонять медовые и горькие запахи, ощущать прохладу и свежесть, и смотреть на игры красок, постепенно соединяясь со всем этим простором. Нет в нем жизненных драм, а лишь разные степени радости во всем. Жизнь и смерть – обнялись с любовью. Во всем одна истина. И облака – важная часть притчи.


2008©photo by V.Gritsyuk                                                          Побег из курятника

Странные происходят дела в моём ЖЖ. Статистика показывает увеличение посещений со стороны, при этом количество френдов уменьшается. Они меня покидают без объяснений, как и появились молча в своё время. И есть в этом что-то холодное, неживое. Словно Петрович – и не человек вообще, а некое помещение: вошел, постоял и вышел. Кто это был, и для чего приходил – помещению неизвестно. Потому что – не надо. Оно же помещение. А мне на минутку показалось, что у меня летучий мир… На прощание могли бы уходящие френды хоть до свидания сказать, чтобы потеплее стало, как у нормальных людей. Ведь здесь не применима фраза, что - покупатель голосует ногами. Здесь ничего не продают, не впаривают, завлекая лохов психическими приемчиками. Понимаю, что общение должно быть обоюдным, для полноты. Но такие удачи редко случаются и в реальной жизни - чтобы взаимность.

Очень хочется, разговаривая - глядеть на людей, слушать тембры их голосов. Такое иногда вдруг случается в комментах, но не часто. Понятно – буквы, они черные бесстрастные вертлявые муравьи. Смайлики тоже не помогают возникновению в текстах горячей крови. Наверное, к зиме буду урезать свой жжешный фонтан, по совету Пруткова.

Стану-ка я вести курсы чего-нибудь бесполезного, лишь бы приходить в костюме и говорить – «здравствуйте», глядя народу в глаза. В синей тетрадке буду иметь расплывчатый план лекции обо всем, и ни о чем конкретно. Буду, как внутренний дух природы, который везде и во всем, но нельзя сказать, что он в этом листе или в этой бабочке. От их исчезновения ничего существенно не изменится, потому что бесконечность минус лист – всё равно бесконечность. Так и мои слова будут возникать по случайности, и таять в складках серого плаща улетающих секунд. Для кого-то уже готового станут они катализатором, а кто-то ничего, кроме шелеста слов не услышит. Варианты всех появлений и исчезновений давно предусмотрены главным Художником. Как и формы облаков.