August 5th, 2008

Похоже на жалобу

Наступил сезон отпусков и всё меньше народа заглядывает в мой ЖЖ. Поэтому и я буду потихоньку выдвигаться к дверям в осень. Но так сейчас складываются дела, что держат цепко, нет впереди ясности, которую я так люблю и ценю. А потом вдруг придется вскинуться, звонить повсюду, готовить дорогу и будущие встречи, покупать билеты, которых обязательно не будет на нужное число, собирать багаж и аппаратуру, докупая снарягу. А потом с потной спиной рвать жилы под рюкзаком. Был бы побогаче - не было бы столько проблем. Деньги могли бы облегчить сборы и дорогу. Говорят, что они не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе, если их достаточно на сегодня, завтра и послезавтра. Но внутренняя свобода стоит дорого –  все деньги, которые могли бы дать мне спокойствие. Поэтому приходится рассчитывать лишь на собственные усилия. Я сам должен придумать себе маршрут и график, сам себе приказать исполнять задуманное, сам должен организовать и сам оплатить. А потом самому всё придется сделать внутри созданной ситуации. Короче - от начала до конца сам. Или - почти сам, на местах всё же есть добрые люди. Раньше в стабильности страны было проще, многие помогали фотографу. Теперь всё изменилось вокруг. Теперь всё качается. Но нет у меня другой страны и другой жизни, только такие вот, как есть. 

Не подумайте, что я жалуюсь, в смысле - пытаюсь вызвать жалость. Просто хочется иногда поговорить с кем-то, чтобы  выслушали мои небольшие проблемы и сетования внимательно. Покивали головой. Языком поцокали. Мне это надо для получения точки отсчета вне меня, чтобы увидеть себя и собственную ситуацию со стороны. Чем внимательнее человек слушает меня, тем я яснее её вижу. Успокаиваюсь, смиряюсь с тем, что придется внутри большой ситуации двигаться от события к событию, от действия к действию. И - вперед! Даже летчики перед полетом собираются в кружок и проигрывают будущее с маленькими самолетиками в руках. И никто не смеется и не удивляется. А на больших морских картах в штабах специальные люди переставляют маленькие кораблики, чтобы командир видел всё сразу. Вот так и я, когда рассказываю - это похоже на жалобу. Но это прием такой хитрый самопсихологический, чтобы увидеть ситуацию сверху и найти силы.

  
2008© photo by V.Gritsyuk                                                                             За сценой

На снимках в нашей летучей стране от песен мы плавно переходим к танцам. Нравятся мне люди в национальных костюмах. Любой национальности. Что-то такое костюм делает с людьми, что становятся они как бы вне времени. В питерском музее этнографии ходил по запасникам, где шкафы с плоскими ящиками и там лежат платья шитые золотом, кокошники в жемчуге-перловице, и сказочные лебединые голубые рукава. Забыть их не могу. В длинных подземных коридорах развешаны расписные прялки и прочая резьба и раскраска. Богатство несусветное там собрано. И всё - крестьянское. Тех самых крестьян, которых  травили газами и давили танками революционные "полководцы". Теперь крестьяне ничего не делают такого. Пластмасса и фольга, стекляшки и китайские ткани и тесьма пришли на смену шелкам, золотым нитям и жемчугу. Но всё равно - красиво и торжественно. Обычных вертлявых парней и девушек национальная одежда превращает в серьезных и надежных. Лица меняются. Отчего же мы не ходим в таких костюмах в обычной жизни, как зыряне в зауральских деревнях? Знаю, конечно - отчего. Но так - не жалуюсь, а сетую.