July 19th, 2008

Невидимое

Нет для человека ничего, более важного, чем невидимое. Когда напоминаешь об этом, многие ухмыляются, мол - "Петровича опять в пафос кидает, а жизнь - она сама по себе существует, вот - вся как на ладони. Второе дно в ней только слабакам представляется для оправдания слабости. Поэтому надо без оглядки в ней жить, в настоящей реальной жизни. Проще надо быть, без мудрований, тогда будешь в ладу с собою и с реальностью. Если что-то вокруг покажется тебе неправильным, объективно взвешай сам себя и окружающую реальность. И если хочешь достичь счастья, успеха и богатства - расслабься, смири неумеренные претензии к человеческой реальности, спокойно прими её жизненную неправильность как объективность. Не пытайся её изменять, а сам изменяйся, и тогда всего достигнешь. Будь водою, которая всё отекает, а сама формы не имеет. Принимает форму сосуда. Потому что философий и религий много, а жизнь у каждого человека - одна". 

Нечего тут возразить. Остается спросить одно - куда идешь? (Камо грядеши?). Но тут как раз и возникает главное раздражение на всяких петровичей. "Куда, куда? Куда надо, туда и идем". И вот неожиданно встает в разговоре  огромное невидимое, которого нет для человека важнее. Это невидимое - наше будущее, о котором Воланд намекал неверующему Берлиозу на Патриарших прудах, а Аннушка уже пролила масло. Будущее от нас скрыто настолько плотно. что через эту занавесь ни ясновидящие, ни колдуньи в десятом поколении, включая партийных три - не пробьются. Вот и первое невидимое, а сколько невидимого ещё вокруг - и сказать здесь невозможно.


2008©photo by V.Gritsyuk                                                                                                                Сейчас дождик леванет

Если сравнить количество видимого для нас и невидимого, то страшно становится. Поэтому у лихих дураков на невидимое глаза и сердце закрыты, иначе на цыпочках ходили бы они по жизни. Конечно, когда позвонят снизу, сразу у них глаза белеют, как у мороженых окуней. А так, оглянешься - плодится народ, добавляет прибылью населения невидимый по квартирам и больницам, по провинциям и глухим деревенским углам убыток. Как там пела нам в разгар смертности одна певица с большими формами, что "врут, будто нет страны, а вот она, живет страна - народ ходит туда-сюда" (простите за вольный пересказ попсовой "классики"). Однако надо ситуацию понимать без обмана, - когда вокруг тебя на улице веселая и нарядная толпа, это лишь те, кто сегодня имел силы выйти из своих домов. Остальные по норам сидят невидимо. Сегодня вот - одни не вышли на улицу, а завтра не выйдут другие. 

Думаю, что тему невидимого ещё продолжу, ведь не первый раз к ней возвращаюсь. Беспокоит она меня даже в глухой зимней тайге, когда на сотню км  - никого. Не складывается картина мира без невидимой части. Косой, пустой и глупой получается, а так не может быть, потому что выходит тогда, что живем мы ради смерти. И пока скажу здесь про фотографии, ведь это дело непростое, если его правильно применять. В них есть часть видимая и часть невидимая. Это очевидно - скажите. Но не для всех. Много людей с фотокамерами воображают, что они властно овладевают реальностью во всех её этажах, стоит им нажать на кнопку и получить резкую цветную картинку. Понимаю, что им так естественно кажется, и пока не откроется что-то внутри, никто не сможет их переубедить. Они в спорах уже не про фотографию говорят, а про право другого им указывать. Что же с ними делать в ожидании созревания. Вот мой рецепт - надо их изолировать в отдельные группы, и пусть рвут там друг друга, пока оставшиеся не почувствуют собственную ущербность и не захотят её восполнить. Таким обязательно надо помогать, ласково и спокойно, как детям. Потому что так получилось, что мы уже видим кое-что невидимое. Мы очень этого хотели.