July 10th, 2008

VG, 01

Для чего вообще всё?

Как и было обещано в комментах – показываем молчаливому человечеству среднерусские ромашки крупным планом. Фразу - «Как было обещано» - многие сочтут обычной дешевой отмазкой, когда автору нечего показывать, кроме уже задуманной им единственной, случайно получившейся фотографии. Вот он и пишет, что это – «по заявкам трудящихся» или «по просьбе хорошего друга». Или вот как сейчас у меня, со ссылкой на мифические, непроверяемые никем по причине летней ленивости - комменты. «Для Гиви за третьим столиком от туалета исполняется песня «Валенки». А это сам Гиви и заказал, чтобы все увидели, какой он хороший в большой кепке, с усами и сигарой в роте. Знаем мы эти штучки. Сами такие. Рыбачки мы. А фотографии наши – яркие блесны и воблеры, или наживка на крючке. Но не бойтесь, крючки здесь тупые, ведь лов у нас почти спортивный. Ловим и отпускаем. Вот так всегда - задумаешь какую-нибудь хитрость, и сам же проболтаешься. Ну как такого человека любить? Только беззаветно остается.


2008(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                        Бело-желтая импровизация

Итак, многие слушатели в письмах задают вопрос, а для чего одновременно тут фото и тексты, как они связаны, и что должны вместе нести в народ, доказывать что, или опровергать? Отвечу коротко – ничего. Для чего? Да просто так, чтобы Петровичу кайф на минутку, и читателя цветной фоткой привлечь, чтобы текст прочел. Может кого и улыбнет от понимания спонтанной схемы словесных орнаментов. Собственно, всё здесь – это реклама. Не реклама чего-нибудь или кого-нибудь, а реклама в чистом, эстетическом виде. Реклама сама в себе, для гурманов. Реклама не для всех, а как звезда - обрушивающаяся внутрь самой себя. Скромная такая, малобюджетная, не фотошопленная до рези в глазах. Реклама – не для чего, и не для кого. Некоммерческий это проэкт.

Ладно, давайте – пусть не реклама. Пусть всё здесь будет непредсказуемой изморозью на стекле, ведь лишь большие ученые могут предсказать, как она расположится от мороза, куда веточки побегут. Например – Эйнштейн. Он бы точно сказал. Или Бор. А у нас нет таких мозгов, поэтому нам заказывают «Валенки», а нам в эту секунду хочется сыграть «Прощание славянки». Как вежливый, но твердый человек, Петрович микширует их вместе, в кашу для фона, и репует стихи Григорьева: 

«Случайно я жил в этом веке,
Случайно, однако отчаянно,
Потому что кругом человеки
Жили тут не случайно». 

Во! Ещё всё здесь можно назвать разнообразной музыкой, которую играет маленький органчик в голове у Петровича. Органчик ведет тему, а есть ещё скрипочки и саксофон, есть железные барабаны от Рамштайна. Но мы в них редко колотим, людей жалеем. Но уж когда долбанем – мало не покажется. Ведь если на стене висит что-то, то оно обязательно в третьем акте выстрелит. Или вообще – за закрытым занавесом. Хоть ты ружье, хоть фотопейзаж в рамке, а стрелять придется. У нас правда не на стене они, а чисто виртуально, но всё равно страшно бывает от неизвестности. Поэтому и прошу этот пост считать недействительным в плане текста, а объяснительно-просветительским, как бусы и осколки зеркал. Не выбрасывайте их. Из них можно сделать невероятной красоты «секретик», если добавить сухих цветов и прикопать в хорошем месте.