June 18th, 2008

VG, 01

Недосказанное

То, что я про дикий пейзаж хотел вчера сказать – очень всё просто звучит. Все фотографии состоят на службе, кто на партийной, кто на государственной, кто на железнодорожной, а кто и на милицейской. Свадьбы и похороны, корпоративные вечеринки и вручение призов – разве все задания перечислишь. Энтузиасты нашего цеха пашут на разнообразных нивах, - на ниве секса и чернухи, папарачат или отлавливают негативный компромат на наших лидеров – ну, в смысле, - моргнул, ухо почесал, и пр. Есть и такие, кто служит собственной гордыне, и есть сознательные служители греха. И конечно – много аферистов и фальшивых коньюктурщиков. Но надо всё же признаться, что большинство фотографов свою работу любят или за сам процесс работы, или за доходы от неё. И эта любовь – настоящая. Так вот, за доход - любят Россию наши олигархи, беззаветно любят родную землю, без людишек, конечно. Напомню, что например - капитал Дерипаски официально прибавлял за прошлый год около 378 баксов в одну секунду. Чествуете теперь градус его любви?

Короче - все фотографы служат, кто делу, кто мечте, кто телу, а кто сам себе. Фотографы культурного пейзажа с лошадкой и избушкой вдали служат цивилизации. Я и сам часто делаю такие фото, но сердце моё в первозданности. Вот и сегодня показываю сквозную избушку вдали, постепенно превращающуюся в дикий пейзаж. Но не забывайте, это всё для народа, чтобы мило было и не пугающе на стенах смотрелось. Хотя, с брошенной избушкой - может я и погорячился.


©photo by V.Gritsyuk                                                                                                    Быстро растворяются наши следы 

Фотографы дикого пейзажа - а с кем они? Кому непосредственно служит фотография дикого пейзажа? Конечно, если это не тупой снимок для гербария с «элементами художественной композиции». Вопрос почти риторический – ведь она никому конкретно не может служить, кроме самого Творца. Она холодна и величественна, и служение её без явных религиозных знаков и без языческих перунов. Потому что сама дикая природа – ежесекундно явленное нам чудо, данное для задумчивости - кто есть кто во вселенной, а не только для того, чтобы её жестоко и выгодно покорять. Потому и страшно быть фотографом дикого пейзажа – с открытиями, происходящими в человеке по мере честной работы - становится почти невозможно дышать в городах. Мало того, тут ещё дураки гламурные замучили.… Но не буду сегодня про дураков, чтобы не портить впечатления от большой правды про дикий пейзаж.

Хорошо, что сохраняются ещё энтузиастами наши заповедники и национальные парки. Только денег у них для фотографий не много. Хотя для меня это совсем не важно. Для меня там – свои люди. Как оказалось по жизни, я имею некие свойства характера, которые никогда не позволят мне разбогатеть в России. Первое и главнейшее из них – немозговое понимание, что такое - возможная для смертного российского человека - воля. Не сила воли, а воля в необъяснимом славянском смысле этого странного слова. Для намека на объяснение вспомню тут слова одного рыбака помора: - «Был я в вашей шумной Москве. Свободы там много стало, но воли – нету». Мы все знали это наследственно, но специально забыли. Ну ладно, молчу, молчу! И так растрепался больше, чем могут у меня спросить.