June 16th, 2008

Размышление о гениях (фрагмент 6х17см)

Кто такой гений и как их распознавать? Конечно, проще делать вид, что все гении такие же, как мы, или даже - глупее, что все они - выродки не от мира сего с немытыми волосами и в разных носках. Для опускания гениев и поднимания жуликов неплохо сдвигать деления на линейке, которой меряется творчество на предмет выявления гениальности, переносить нулевую отметку и снижать точку кипения, словно воздух становится всё разреженнее и разреженнее. Да так оно и есть сегодня, но не от «зияющих высот», а просто мало в нашем культурном воздухе веществ для здорового дыхания, всё больше яды и канцерогены. Оттого сегодня принято считать, что гениальность измеряется совсем по другой линейке, по линейке финансового успеха. Ведь логично звучит утверждение, что гений всегда пробьет себе дорогу. Представляете этого хитрющего и юркого «гения» со стальными кулаками и свирепым огненным глазом? 

Но всё это бред собачий, придуманный творческими бездарями и раздувшимися до олигархов и банкиров - ворами и бухгалтерами. Рядом с гениями они неуютно себя чувствуют, наполненные претензиями. Как сказал один умный человек в ЖЖ: - «Если торговля – это творчество, тогда я – папа Римский». Ни в коей мере не хочу унизить значение профессий продавца или бухгалтера, без них общество не сможет нормально существовать, но когда они начинаю вести себя среди нас, как волки среди овец, то неплохо бы их ставить на место. Но у них теперь власть, армия, частные охранные предприятия, суды с адвокатами и высокие заборы в закрытых поселках. (Помните, как на чердаке «скотского хутора» отдельно воспитывали свирепых собак, которые потом поддерживали свиней?)
 
Поэтому приходит нам время без художественных гениев. Устала наша земля гениев рожать на погибель. Ладно, будем учиться обходится без них, как обходимся без погубленной большевиками аристократии и интеллигенции Российской Империи. И как обходимся без десяти миллионов самых смелых и сильных, полегших в Отечественной войне. Видимо, напрасно теперь сетовать, что вода у нас кипит при пяти градусах. Мне говорят – лучше так, чем - вообще ничего? Пусть это не настоящее кипение, пусть это булькает гнилой болотный газ, но хоть что-то происходит. А может – ничего, - было бы лучше? 


(c)photo/design by V.Gritsyuk                Обложка каталога картин для продажи

Прикладываю кусочек текста гения, чтобы не быть голословным. Поклонимся гению с почтением. Обратите внимание – все слова самые, что ни на есть обычные. Но есть что-то необъяснимое...:

"Сколько ни жил Захар Павлович, он с удивлением видел, что он не меняется и не умнеет, остается ровно таким же, каким был в десять или пятнадцать лет. Лишь некоторые его прежние предчувствия теперь стали обыкновенными мыслями, но от этого ничего к лучшему не изменилось. Свою будущую жизнь он раньше представлял синим глубоким пространством - таким далеким, что почти бессмертным. Захар Павлович знал вперед, что чем дальше он будет жить, тем это пространство пережитой жизни будет уменьшаться, а позади - удлиняться мертвая, растоптанная дорога. Но он обманулся: жизнь росла и накоплялась, а будущее впереди тоже росло и простиралось - глубже и таинственней, чем в юности, словно Захар Павлович отступал от конца своей жизни либо увеличивал свои надежды и веру в нее.
Видя свое лицо в стекле паровозных фонарей, Захар Павлович говорил себе: "Удивительно, я скоро умру, а все такой же".
Андрей Платонов