June 11th, 2008

VG, 01

Восточный фольклор

Вспомнил странную индийскую байку, а они там большие путаники и виртуозы. Наверное от ботаники и перегрева. Некий ученик гулял с учителем, уж не вспомню, кто с кем – может Махавишну с самим Мантрейей. А может и кто из ребят попроще был, там богов, полубогов и асуров разных хватает в ихнем необъятном и страшном пантеоне. Шли они неспешно без цели по прерии или по пустыне, а может - по горной долине и разговаривали за жизнь, какая она типа - иллюзорная. Про майю – одним словом. Учителя вдруг пробило на жажду, а воды с собою не оказалось. Так всегда, чего захочешь сильно, того обязательно нет. И он послал ученика за водой, потому что тот ему в рот глядел, и готов был по его слову землю рыть. Ученик послушно двинул вдаль, туда, где зеленела группа деревьев. А там был колодец, и девушка случайно как раз воду набирала для чая или «мыла белые ножки» – уж не знаю точно, но разговорились они о погоде, о видах на урожай маиса. Слово за слово, пару часов незаметно протрепались, и тут время ленча подошло. Молодые решили вместе индийской пищи откушать. В потемках ресторанных у них сильно разогрелись нежные чувства, потому что в потемках, да на сытый желудок, да ещё после пары стаканов саке женщины кажутся невероятно привлекательными, а мужчины – наконец видятся мужественными, не то, что при белом свете. Завязалась у них после этого любовная переписка, как-то незаметно и естественно перетекшая в совместное хозяйство. А там вдруг раз – и пару детишек у них родилось ни с того ни с чего. Поэтому усыновлять японцев они не стали, ведь японцы – они только в детстве на нечеловеческой красоты фарфоровые куклы похожи, а когда вырастают, то все становятся нидзями и непрестанно орут – «банзай». А оглянешься вокруг, а бонзать то, по большому счету - и не кого… 

Короче, забыл ученик про учителя и про - «стакан воды ему подать», потому что фрейдовское либидо возобладало в них и вообще – «жизнь дается один раз…».  Стали они жить поживать возле того колодца и добра наживать, обставили девушкину скромную избушку разными недорогими вещами из икей. Неброские, простые и в меру добротные там предметы, которым сноса нет. Дети неспешно подрастали у них, в колледж пошли в своё время, и родители уже будущую их карьеру прикидывали из списка престижных профессий. Мечтали, что станут они менеджерами и маклерами, откуда будет им прямой путь в оазисные олигархи.

И вдруг случилось в тех местах неожиданно мощное наводнение. Никто не ждал. Может цунами налетел, может плотину прорвало – но откуда воды столько взялось, байка умалчивает. Возникла злая стихия неожиданно, даже вещи не успели они собрать и газ выключить. В чем застало их наводнение, в том и понесло грязным течением рядом с бревнами от их дома и дешевыми табуретками. Обнялись они крепко и поплыли так вместе, только не милость судьбы уповая. Стала ускоряться вода в узенях и оторвала жену от парня. Помаячила чуток её голова в бурунах и исчезла. Потом на повороте оторвало детей одного за другим и унесло, растворило в пенных хлопьях и водоворотах. Наконец и сам мужик стал сдаваться течению, чаще погружаться, дно цеплять и воды напаиваться. И настало время, когда кончились последние силы, потерял он сознание, увидев перед этим тоннель с далеким светом в конце.

Очнулся нерадивый ученик оттого, что кто-то тряс его за плечо. Обнаружил он себя лежащим на берегу у бешенного потока. Одежда мокрая, солома в волосах и песок в носу. Сил нет совсем. Но главное - никого из родных рядом. А трясет его улыбающийся учитель – рожа масляная, хитрая. Сел ученик и заплакал. Учитель подает ему тряпицу, чтобы сопли подобрал и говорит: «Ну, мужик, тебя лишь за смертью посылать, а не за стаканом водички. Уже битый час тебя тут жду. А ты, как та черепаха из анекдота, которую за водкой послали. Сидят её собутыльники часа три, уже хмель стал улетучиваться, и рассуждают от головной боли - где же эта скотина панцирная ползает? А она из соседней комнаты кричит, что если они будут обзываться, то она вообще никуда не пойдет». «Как так? – вскричал ученик – я же целую жизнь прожил: - жена, дети, хатка с огородом, светлое будущее, кредиты под хороший процент…» Учитель хмыкнул злорадно и сакраментально изрёк: «Ну, теперь ты понял, лох слабоумный, что такое майя?» При этом вид у него был очень двойственный, с одной сторону - пафосный, а с другой – ноги его были напряжены для прыжка, если ученик вдруг пожелает ему в бубен двинуть.

Вот такая вихрастая байка вспомнилась некстати, которая звучит загадочно, однако - не очень понятно, чему нас хочет научить. Подозреваю, смысл в том, что не надо для хитрых учителей так охотно ходить за водой, это может плохо кончиться. Так плохо, что не поймешь, жил или не жил до этого. Поэтому, давайте фотографировать реальность и наши фантазии с любовью, и стараться быть приличными в любой ситуации – хоть наводнение будет, хоть за пивом нас пошлют. Да мало ли чего может в жизни случиться, тут всего не перечислишь. 


(c)photo by V.Gritsyuk                                                                           Деревня куда-то делась, а церковь вот - стоит.

В фотографическом разделе сегодня начинаем показ парочки выставочно оформленных работ из буклета по продаже за деньги. Жизненный опыт показал, что деньги меня не любят. Наверное, потому что чувствуют в моём к ним отношении непрекрытую фальш. Никак не удается прикинутся в них влюбленным, а без этого не стоит расчитыватьна взаимность. Однако - прожиточный минимум Господь пока подает. Спасибо.