June 9th, 2008

Встреча у огня

На сегодня было запланировано очередное размышление о природе и классификации фотографических шедевров в нашей недоброй к культуре стране. Однако, что-то не идет сегодня про это. Сегодня будет про маленькое чудо. Для начала расставим декорации.

Есть в православии такое понятие, как «святыньки». У каждого христианина они должны быть дома. Это может быть крещенская вода, парочка просфор или пасхальные вербные веточки. Нельзя их просто выбрасывать, как и бутылки из-под святой воды и освященного лампадного масла. Но проходят годы, и накапливаются «святыньки», просфора сделалась каменной с плесенью - не размочить уже её и не съесть, как советовал монах в Печерах, веточки пересохли, бутылки пустые. Просфоры можно пускать по чистой текущей воде, но где она у нас. Тут не Питер с Невой. Всё можно закапывать в недоступном для животных месте. Это тоже не очень выполнимо, если нет дачи с участком. Поэтому остается только огонь. Огонь всё уничтожает и очищает. Такое вот разьяснительное вступление. А теперь сам короткий рассказ про вчера. 

 
c)photo by V.Gritsyuk                                                                                             Cухие ветки на камнях острова Голого

В дальнем углу двора, за нашими домами, там где спрятан железный кузов для строительного мусора, молодой парень с ребенком возятся у костра. Длинной палкой он ворошит огонь, а рядом стоит большой картонный ящик. Уже пустой. Я прошу его не гасить костер и убегаю домой за своим пакетом. В пакете заплесневелые «святыньки» десятилетней давности и пустые бутылки. Просил знакомого игумена забрать их и правильно уничтожить, но он от этого дела уклонился. Наверное, были на то невысказанные причины. Но меня он благословил - сжигать. И тут такое везение – во дворе костер. 

Я по очереди кладу принесенное в огонь и волнуюсь, что костер не очень споро горит. Говорю, что не сгорят просфоры, может стоит взять пару досок из строительного мусора и усилить пламя. Но парень меня успокаивает: - «Это книги, они трудно горят, надо ворошить постоянно, чтобы прогорали блоки страниц». Становится интересно, и дальними наводящими вопросами стараюсь у него выпытать - что же это были за книги. Он не делает тайны: – «Книги по черной магии и оккультизму». «А, - понимающе вздыхаю я – библиотека любимой жены». Он молча кивает, и вдруг спрашивает меня: – «А что такое просфоры?». Удивительно конечно, потому что парень прилично выглядит, русский. И эти книги в костре.. Приходится подробно объяснять, что это такие хлебцы из двух частей, в честь двух природ, человеческой и божественной, соединившихся в Христе, которые используют в качестве бескровной жертвы во время Литургии. Предметы это не простые, их Святой Дух коснулся. Долго не распространяюсь, но вижу, любопытство его зацепило. Тогда и про бутылки говорю. И про то, что огонь всё очищает.

Так в чем же смысл рассказа? А в том, что случилось маленькое чудо, ненавязчиво рукою провидения свелись и коснулись две жизни, концы соедились с началами, и осязаемо скорректировалось будущее. Раньше бы обязательно сказал, что это чистая случайность. А сейчас так не скажу. Не смогу тут объяснить – почему,  долго это, да и никто не спрашивает. Но знаю точно - в этот раз мы оба были посланы к костру, к огню, который очищает. Мы оба были удивлены и оба получили сообщения. Каждый – своё. Ну, разве это не чудо? А что вы хотели? Хотели молнии в голову, или киношного «перста божьего» из облака. Настоящие чудеса по большей части в тишине совершаются.