May 26th, 2008

Снова к рыбе с любовью

Не могу молчать! Не вообще, в смысле что говорю без остановки, а не могу молчать по разным серьезным поводам: по расовой нетерпимости например - чтобы афроамериканцам дали все права в Африке – это раз. Наш маленький зеленый попугайчик Пупуруша - полноправный член домашней стаи, ест со всеми вместе, спит со мною и имеет в иерархии место сразу за мною. Поэтому не могу молчать по поводу защиты домашних животных, особенно попугаев, кошек, собак и морских свинок – представляете, как им тут без моря тяжело. Требую уровнять их в правах с хозяевами, чтобы и на выборы их носили и чтобы свои ЖЖ они имели право вести, и в думе имели партию или фракцию по видовому или половому признаку, как «женщины России» например. Представляете, фракция собак женского пола, а отдельно – мужского, чтобы в зале не вместе в весенние месяцы. Туалеты для них с гравием повсюду там. Непонятно, конечно, как быть с кастрированными котами – может требовать, чтобы и хозяев – тоже… того? А вот про интернет не могу с уверенностью сказать, может животные уже в нем во всю присутствуют под разными никами и анонимами – иногда закрадывается такое подозрение, когда лазишь по форумам. 

Ещё я не могу молчать, когда выпью. Но это уже ближе к свободе слова, потому что эта свобода главная для нас. Мы можем сдыхать от экологии и оттого, что страну обирают воры и их власть, мы можем быть бездомными и безработными – но всегда имеем свободу говорить. Только надо знать, кому и что, а то можно сильно нарваться, если менту сказать, что у него спина белая или бандиту в черном гелентвагене что он по всему видно, что - бандит. Во всяком случае – выглядит так, как в сериале бандитов показывают. 

Но сегодня не могу молчать про рыбу. Снова не могу! Про рыбу никогда не могу молчать, только мало кто спрашивает. Странные у нас складываются отношения – я её люблю и уважаю, а она ко мне холодна. Но всё равно - ем рыбу с удовольствием, а она молчит, как и положено рыбе. Конечно, всё не так умно происходит, а я просто охотник, страшный хищник от природы, который бывало, усядется задом на камешек с удочкой в руках, и часами на поплавок будет пялиться налитыми кровью звериными глазами. Увидит кто меня такого, и сразу ясно – лютый зверь перед тобой. В камуфляже с ног до головы, нож страшный на поясе, сумка с железом и стеклом, и штатив стальной рядом всегда (ну не стальной, ладно). Сейчас Петрович плечи расправит, кинется… и закурить попросит или пристанет - «ну как пройти в библиотеку?».


 ©photo by Y.Gavrilov                                    Петрович прикидывается замшелым камнем 

Collapse )