May 25th, 2008

Картинище с выставки

Слышу, опять кто-то недовольно ворчит, мол – задолбал Петрович со своими камнями. Да люблю, люблю я их молчание, пристрелите меня за это. Тем более что это камни не простые, это южные скалы таинственного Дивного острова из архипелага Валаамских островов. Много про него легенд ходит, разное рассказывают – не буду тут повторять. Скажу только, что на острове народ предпочитает не останавливаться на ночевку, даже несмотря на то, что в центре на поляне лет уже как десять крест высокий установлен. Мой бесшабашный помощник как-то попытался бизнес на этом деле сделать, на легенде заработать. Говорит: – «Если дашь некую сумму денег, то я на спор там переночую». Не соблазнил он меня на такой эксперимент, уже пару раз в поездках выяснялось, что не всегда он объективно оценивает свои возможности, а потом я нас обоих из проблем вынимаю с большим усилием. Тем более что лодку он хотел взять туда. А лодка для меня, вместе с палаткой – дело самое трепетное. Никому их не доверяю. 

Я очень его люблю – остров Дивный. Он действительно – дивный, как декорация для сказки. Раз десять там бывал. Днем конечно. Чащей глухой лазил через навалы камней в толстых мхах, где ногу можно запросто сломать. На скале под сосной стоял, которая изображена в 1863 г. на гравюре П.И.Балашова. А настоящий масштаб скал на этом привью совсем не чувствуется, могу только намекнуть, что в черном прямоугольничке, левее центра кадра, на дверь похожем, Петрович лично в полный рост становится. Там сидение справа удобное – место идеальное от дождя прятаться. 


©photo by V.Gritsyuk                                                                                                                            Камни острова Дивного 

И со мною пару раз шутил мой любимый красавец Дивный. Как-то снимал его на камеру «Хорземан» 4х5 дюймов, на большую пленку, которая в плоских кассетах сзади камеры по одному кадру вставляется. В кассетах есть защитные шиберы, чтобы пленку не засветить. После вставления на свету этот плоский шибер надо вынуть, и открывается пленка для съемки. Естественно, есть там и нехитрая штучка, чтобы пометить уже снятый кадр – переворачиваешь шибер горизонтально, когда обратно вставляешь, и черная штучка сверху становится белой. Короче, не спутаешь, если не слепой. С такой камерой надо работать очень внимательно – никакой в ней автоматики нет и быть не должно. Всё надо вручную делать. А кассеты у меня в кофре лежат отснятые – в одной стороне, снятые – в другой. Так вот - Дивный я умудрился снимать по три раза на один кадр, чего со мною никогда ни раньше, ни позже в жизни не случалось. Почти всё снятое, за исключением пары кадров – браком оказалось техническим. На этом же месте съемки лепестки объектива панорамы рассыпались и стали резать друг друга.