May 8th, 2008

Думальная машинка

Живешь день, едешь в метро, стоишь недоуменно напротив милицейского оцепления на Китай-городе,  под ветром и редкой снеговой крупой  - (потому что инаугурация, и надо, чтобы ты не мешал), ставишь чайник на огонь, моль весеннюю хлопаешь ладонями, и вдруг посетит мыслишка интересная. Прострелит непонятно отчего, непонятно какими ассоциациями вызванная. Иногда даже покажется, что мыслишка не твоя - так она блеснет на фоне бытовой простоты. Особенно когда мысль про вселенную - аж вздрогнешь, уж не из ноосферы ли она тебе в череп выстрелила. Конечно, писатели, или, там - философы, сразу на обоях, на салфетке, на манжетах такие мысли записывали, потому что считали это визитом музы или прозрением сверху, снизу, сбоку, изнутри. Рассказывал уже про приятеля, который не записал, и забыл на утро. Так вот - я тоже забываю. А у меня мысли днем являются, это вам не "утро вечера мудренее", это - ещё не вечер, хотя уже и не утро, конечно. Но не бегу я опрометью к компьютеру, не тянется рука к перу, а перо к клавиатуре. Что-то может в руке сломано? Отнюдь. Дело в том, что машинка мозга должна работать, если конечно она более-менее бывает в жизни задействована. Вот она сама по себе и работает. Что-то  с чем-то случайно там свяжется, и это не глюк. Ловил себя в такую секунду - глядишь на ведро помойное что около мойки кухонной, и вдруг - как пронзит тоска по экологии или пива неожиданно захочется. Концов не найдешь, и теперь я их не ищу. Понял, что если все мысли начать записывать, то настолько мозг растренируешь, что будет он одну за другой выдавать - рука устанет фиксировать. А главное - читать потом это никто не станет. Даже когда сам возьмешь через годик, глянешь тоскливо на собственные суетливые каракули, и сразу отложишь на потом, типа - вот придет старость, тогда перепечатаю в компьютер, и в мемуары вставлю. 

 
(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                       Весенние хлопоты

Фигушки. Есть у меня такие бумаги десятилетней давности. Логично они только в мусорник вставляются.  Конечно, некоторые  забытые мысли мне потом немного жаль, как человеку рачительному, однако я знаю, что они не забыты, а всплыли на секунду в оперативку, бочком качнули, и снова в мой внутренний архив улеглись. Они во мне крепко сидят, мои они. Поэтому, если правильно работать с головой при чтении лекций, например, то после небольшого разогрева нужное само выпрыгивает, успевай только рот открывать, да воздуха набирать. 

Сегодня показывают у нас двоих соотечественников, пашущих среди разрушенного монастыря в Переславле. Наверное пашут они там не потому, что земли свободной в России мало, и надо было огороды людям давать именно внутри поруганных монастырских стен. А спроси их, скажут что дело обычное, всем распределяли участки. Но взял здесь огород -и словно подпись свою рядом с подписями палачей поставил. Не задумываясь никак, не вникая - ведь картошка, укроп и лук - кушать надо всем. Внутри Ошевенского монастыря была школа в монашеском корпусе, и чтобы дети не спотыкались, им сделали гранитные ступеньки из перевернутых могильных плит монахов, игуменов и почетных граждан. А старое кирпичное крыльцо быстро исчезло, став чей-то печкой в избе. Придумал же кто-то, чтобы дети наступали постоянно на память и прошлое. Славянский ум до такого не додумается, если бесы слева не подскажут. Потому что это прием черной духовности, как вуду или привороты. Не верю, что оно работает как волшебство, но дает это темным силам внутренне право действовать, оправдывает их и подбадривает. Как официанта, который плюнул в суп несговорчивому посетителю, и наблюдает за ним издалека с самодовольной ухмылочкой.  Хожу теперь по нашей земле опасливо, гляжу, куда ногу ставлю, смотрю - что подписываю, кого поддерживаю и с кем милуюсь - не хочу чтобы меня, помимо моей воли хитрые ублюдки в подельники себе зачислили. Хотя знаю, что чистеньким никому не удастся остаться. Эти сволочи неутомимы на гадости, день и ночь их придумывают. А мы небом и весною любуемся, стихи читаем, о будущем страны часто думаем, надеемся на чудо...