April 17th, 2008

Вспомнился страх

Был такой старинный анекдот, там спрашивают: - "Что будет, если пустыню Сахара отдать СССР?" И некто, не знаю кто, может оракул египетский, отвечает, что - "Лет двадцать вообще ничего не будет происходить, а потом начнутся перебои с песком". Дело конечно не в коммунистах, это анекдот такой. Дело в том, что незаметно начались перебои со всем, к чему мы быстро привыкли. Многое приличное исчезло из нашей жизни и с наших глаз, заменившись гадким фуфлом. Понимаю, что хорошего не может быть много, много бывает только дешевки и мусора. Поэтому возник замкнутый круг, ведь уже все понимают, что хорошее, а что - плохое. Даже последний таджик на стройке очередной дачи знает марки хороших машин, вещей и продуктов. Замкнутость круга в том, что надо произвести много фуфла, чтобы заработать на что-то приличное. Или произвести или завести оттуда, где его клепают в огромных количествах. Лучше - завести, чтобы не связываться с нашими людьми, не раздражать. А ещё лучше - сразу украсть деньги, и ни с каким производством не связываться. Для чего я это написал? Анекдот вспомнил, и от него заветвились мысли в атмосфере общей серости. Естественно и ветки получились серого цвета. Но, главное - чтобы не было войны, хотя  - так всё надоело, ужимки и хитрости большого начальства, жадность и лживость купцов, порнуха в продажном ТВ и прессе. Ну за что это нам всё сразу? Хотя, конечно, знаю за что.


(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                           Сейчас будет дождь

Верхний абзац не имеет отношения к работе фотографа и творчеству, если оно конечно тлеет ещё в недрах воспаленной фантазии. Осталась ещё парочка лошадей, но сегодня захотелось поставить этот бесхитростный вид озера перед ливнем. Кони пойдут на выходные. Не помню, рассказывал про страх или нет, уж год я здесь что-то говорю, могу и повториться. Ведь жил я обычной жизнью, на сильные события, к счастью - не очень богатой. Сильные события многие могут и не пережить, поэтому не завидую никому. Тогда, когда фото это сделалось - начался дождь и я естественно - спрятался в палатке, добежал шустро, хоть и намочило меня. Сижу, слушаю барабаны капель по тенту, и что-то к нему странное стало примешиваться, будто ходит кто рядом тяжелый. А это ведь остров. Напряг я уши, каждый шорох отличный от шума дождя стал анализировать. Тот кто жил в палатке, знает, как слух в секунду обостряется. Звякнуло что-то и понял я, человек там ходит. Наверное причалил рыбак со стороны леса, и вышел на мою полянку. Людей тогда мы не боялись. Выполз я в тамбур, молнию расстегиваю - и закричал бы, но что-то горло само сжалось. Захрипелось только, а крика приличного ситуации не вышло. В полуметре от моего лица огромная морда дышала, и на меня смотрела. И рога ветвистые сверху хмурое и так небо заслоняли. Мгновенно молнию я закрыл, прыгнул внутрь и в одну руку перочинный нож взял, а в другую штатив. Вспотел сразу, ноги в коленях ослабели, словно суставы растворились. Сел посреди палатки и думаю в отчаянии - дешево не дамся. Так и видел страшную картину, как лосина этот огромный рогами распарывает тонкий нейлон и меня пытается подцепить. А я ему в глаз ножичком, чтобы ориентации лишить, а там можно и до сосен добежать. Но ничего такого не случилось, потопал он ещё минуту вокруг и ушел. Потом увидел, как он на другой остров переходил по проливу, голову задирал на глубине. Может и плыл. Но помню до сих пор, как сердце молотилось, не ожидал от сердца такой прыти. Думал - голова моя разорвется. Вот такой был страх, сегодня даже немного смешной.  Но поглядел бы я на вас в той ситуации, похихикал - ведь все мы одинаковы - слизни городские. Сейчас вспоминаю тот страх как бы в чистом виде, от лося отдельно. Живет ведь он внутри, никуда наверное не делся, хоть и не проявлялся давно. Где он там прячется? Выскочит однажды и снова ноги ослабеют. А когда выскочит - не угадаешь.