March 17th, 2008

Думаем вместе

Для того, чтобы конкретно и целенаправленно думать, надо взять мысль, как скользкую рыбу, потрошить и скоблить её пока не получатся кусочки бескостного филе. Тут нужно особое состояние ума. Сначала нужно загрузить программу думанья, если она установлена, не пиратская и запароленая, и глядя как бы в пустоту, ждать искорок мысли, чтобы уловить их программой. Здесь главное - не спутать настоящие собственные мысли, с уже заложенными в программе по темам и направлениям. И - с уже заложенными внутрь нас. Это потом можно сравнить, примеряться.  

Реальная городская жизнь не предполагает процесса думанья, хотя для нашей гордости, этим именем мы называет другое внутреннее в нас действие. На самом деле нам не надо ни о чем думать в городе, а надо помнить. И мы всё помним, и дорогу до метро, и как приложить билет, и на какой станции выходить на пересадку. Нам остается в это время лишь испытывать чувства, что мы иногда и делаем. Раздражаемся, возмущаемся, разглядываем других людей, примеряя к ним наши привычные стереотипы, вспоминаем что-то. Разве это думанье? А теперь опять стало модным слушать что-то в наушниках, так-как появились АйПоды. Это уже было, когда нахлынули на нас поясные магнитофончики. Их называли -  "эгоистами". Пустая книга, лживая газета и наушники - чтобы скоротать время в пути. Короче - для думанья остается немного. Настоящее думанье - это всегда дорога в новое. Для каждого - своя. Не в новую информацию, а в новое осмысление реальности. Чтобы новый взгляд, новый ключ. "Человек - это то, что надо преодолеть". Вот и задумываемся мы лишь тогда, когда "клюнет жаренный петух". А надо бы ежедневно хотя бы по десять минут - чтобы сам процесс не забыть. Но чаще всего - нет времени.


(c)photo V.Gritsyuk                                                                                                                               На Кольском время отдыхает

А время  - вот оно, лежит древними монолитами на Кольском, и никуда не спешит. Время ведь не может никуда опоздать. Хочется занять времени у камней, но не знаю как. Не знаю - куда положить и что делать потом. Не знаю, как отдавать долг. Привожу отовсюду красивые камешки, узорчатые, рябые, пятнистые, как китовая шкура. Лежат они на подоконнике, на столе, в книжном шкафу. в огромной стеклянной вазе и кажется мне, что через них продолжается у меня связь с местами. Вот желтоватые кварцы из Уэлена, серый халцедон с Севана, и много разных других красавцев, имени которых я не знаю. Но помню каждый. Беру в руку, и открывается файл. А если забуду чуток, то есть фотографии. Вот какой я хитрый - не надеюсь на память. А, собственно - зачем она нам нужна, пейзажная фотография, если не для воспоминаний. Не забыть место, не забыть себя, не забыть родину и напомнить себе, что ещё жив .