March 7th, 2008

Петрович

Слова и фотографии

В предверии "женского праздника" буду ка я чуток строже, а то наш многострадальный народ не привык к мягкости, откровенности и вежливости. Народ сначала автоматически занимает уступленное ему для прохода пространство в вагоне метро, а ты провисаешь на цыпочках, и потом обычную твою вежливость он начинает считать твоею слабостью. Понятно, что иначе никак он не объяснит самому себе внутри странности поведения гуманитариев. Делал несколько раз следующий опыт, - открывал и придерживал входную дверь в универсаме, при этом - чуть согнув спину, что, как мне казалось - выглядело иронично. Народу было много, и он выходил и выходил, выходил и выходил, не глядя на меня. Никому не пришло в голову подумать, зачем это я держу дверь и так вот - пропускаю. Я понял минут через пять, что никто не остановится и не пропустит меня против течения внутрь. Тогда я жестко напер на выходящих, смял их и с напряжением стал протискиваться внутрь магазина, отпихивая людей. Каково же было моё удивление, когда на эти мои действия никто не обратил внимания, никто не поднял головы, словно не люди это были, а протоплазма. Такая вот была проведена лабораторная работа. Не буду тут сообщать выводы и проводить параллели, это дело неблагодарное и опасное. Не думайте, что я решил после лабораторных работ стать напористым и не обращая ни на кого внимания, ломиться к своим целям. Нет, для этого мне надо многое забыть и многое понятое и принятое - куда-то деть. Предать. И не осталось у меня зла или затаенной обиды, но я сказал себе, что не забуду, ведь это объективное свойство окружающего вещества. 

Чего я об этом вдруг сегодня утром задумался? Вспомнил буддистскую притчу про ядовитую змею, которая кусала всех в деревне, никого не пропуская - ребенок ли, старуха, собака. Когда шел там один святой человек, то пожаловались ему жители на гадючий произвол, и он заявился к её норе. Вызвал змею, и стал об истине беседовать, научил как начать душу спасать и прочим нелогичным духовным вещам. А она очень хотела к истине приблизиться. Научил он как знал, и дальше себе пошел. А через некоторое время вновь там случайно оказался, не знаю - каким образом, врать не буду. Глядит, на земле какая-то веревка грязная валяется, и чуть шевелится. Пригляделся - а это змея знакомая, вся избитая, изломанная. Исцелил он её быстренько и спрашивает, как она дошла до жизни такой. Она и говорит, что начала про душу думать, старалась быть доброй и всех любить, на "Вы" всех называла, а кончилось тем, что взрослые её лопатами дубасили, а мальчишки ею в футбол играли. Для святого конечно история такая была не новой, поэтому дал он ей настоящий практический совет, не то что - никого не кусай и будет тебе счастье. "Конечно, - сказал он - кусаться нехорошо, и не желательно для спасения души такой грех на себя брать, запретил я это тебе в прошлый раз. Но ведь не запрещается же шипеть". С тех пор у неё лучше пошли дела, когда она узнала, что можно шипеть, пугая назойливых и туповатых селян. Однако, яд у неё тоже остался, хоть и притча об этом умалчивает. Поэтому и шипение её было очень эффективным.


(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                                   Никольский скит

Как я и обещал вчерась, начинаю торжественную публикацию двух своих шедевров. Первый изображает одно из моих любимых мест на земле - Никольскую церковь на острове при входе в Монастырскую бухту. Когда был тут Дюма-отец, не смог мимо неё пройти, отметил восторженно в своих воспоминаниях. Не то, что это он открыл мне глаза, а - приятно, что мы одинаково чувствуем. Снимал я Никольскую много раз, и любовался творением Горностаева вспоминая с благодарностью о купце Солодовникове,  давшем денег на строительство. Меня часто упрекают, что я снимаю свои пейзажи только при солнце или эффектном вечернем или утреннем свете. Уверяю, что это не так. Хотя - крепкий цвет и свет конечно же - очень люблю. Но зная возможности типографий, чаще держу такие фото в архиве, мало кому показывая. Но их есть у меня. 

Здесь был очень неприятный текст, целый злой абзац. Но я его пока убрал. Может завтра поставлю. Подумаю ещё, ведь для большинства правда - хорошо,  но счастье лучше. Простите, не знаю ещё, буду ли шипеть.