March 3rd, 2008

Мутное

Написал вчера про тишину и про то, что мира словно не существует, а не подумал о том, что и меня не существует для мира в это время. И даже скажу больше - меня не существует для мира большую часть времени, потому что мир - это бетон и стекло, банки и магазины, взятки и откаты, ликующие люди под дождем на площади, подпевающие Макаревичу - такое невероятное бурление и движение. И нет меня в нем. А ещё - кто-то кладет шифер на даче, и кто-то подрабатывает автомобильным извозом, старухи бредут в магазин по снежному полю, но и нас нет друг для друга. Большой мир уточняет свои критерии оценок и они теперь сводятся лишь к деньгам. Но что-то или в генах, или в воспитании, или во влияниях детства, не позволяет откровенно включиться в бурные финансовые процессы. Даже не удается мысль начать строить от денег к идее. Всегда главной становится идея, а про деньги и не думается, и потом смущаешься, мнешся, когда спрашивают - сколько стоит твоя работа. И чувствуешь, что немного перестают тебя уважать за то, что ты сам не ценишь себя в деньгах. И покажется вдруг иногда, что выкинуло тебя на обочину из настоящей жизни. Они ведь сразу чувствуют своих, чувствуют, кто ищет денег, а кому можно и не платить. Хитрые они.

Но нельзя же делать лишь то, что приносит деньги, очень просто всё становится, примитивно - хоть читай после работы философию, хоть классику - но постепенно наступит мир без классиков и философов. Конечно, всё не так просто, и они постоянно ищут внутренних и внешних оправданий, потому что они - это бывшие мы, сделавшие иной выбор. Ищут, и находят. Ведь много вокруг теорий, бери любую и главное - верь. Но истин не может быть несколько, как не может быть пять законов всемирного тяготения. И возможно они придут к настоящей, но по дороге нас сильно помучают.


(c)photo by V.Gritsyuk                                                                                                          Угнетенный лес на болоте