March 2nd, 2008

Воскресное, тихое

В воскресное утро такая необычная стоит тишина, да ещё снежок выпал, и поэтому кажется, что это он заглушает шумы. Поглядишь в окно - не носятся громкие машины по нашему проселку, нет пешеходов, только маленькую старушку тащат вперед на поводках два бультерьера и невменяемый спортсмен бежит и бежит по кругу от инфаркта. Если не включать телевизор, то может показаться, что мира нет, или что спрятал он сегодня свои острые зубы, устал нас кусать и вот - отдыхает, бедняжка. Не буду включать телевизор. Хотя, я и так его очень редко включаю, устал от назойливых знакомых лиц, которые с щелчком входят в дом. И были бы люди приличные, а то - разные шуты и ангажированные лгуны. Я бы их и живьем в гости не пригласил, поэтому пусть остаются в этой черной коробке с черным экраном. Пусть теснятся там внутри вместе с политиками, с криминальными авторитетами, с бессовестными идиотами и идиотками - выглядящими, как люди. Это и есть моя огромная свобода - отвернутся от них. 

Один деревенский священник рассказывал мне в простом виде, что такое человек, и что такое - бесы, его искушающие. Он говорил: "Представь, что ты сидишь в чистой, круглой комнате с окнами и занят чем-то приличным, а бесы бегают снаружи и кричат в окна разное. Залезть сами не могут - не позволено им. То просто по имени зовут, то предлагают разговор интересный, то похабщину выкрикнут, чтобы разозлился. Стоит тебе голову к ним повернуть, внимание приложить, и словно клюнул ты, как рыбешка. А дальше может разное произойти. Послушаешь, внутренне возразишь или согласишься, вступишь в контакт из добрых побуждений, чтобы защитить или оправдаться. А им только этого и надо, потому что у них хозяин - сам отец лжи. Чуток коготочком зацепят, а уж потом такого нагрузят, вранья не пожалеют. А если плотно к ним приложишься, то могут в окно ворваться и вообще - поселиться в твоей комнатке. Называется это - одержимостью, когда в человеке, по его начальному желанию и вниманию, по дальнейшему разговору и конечно - обманом хитрым, поселяется злой дух и начинается спор внутри. Начинается внутри война за душу. Но это отдельная история, знаю, в лавре таких отчитывают. Но не всем помогает. Дай Бог никогда такого к себе не пустить. И поэтому - нельзя их слушать, чтобы не говорили, пусть хоть Евангелие цитируют, пусть веру свою исповедуют - нельзя ухо к ним склонять. Обязательно обманут. А с верой их просто - они ведь точно знают, что есть в мире духовном. Это мы колеблемся".


(c)photo by B.Schtultz                                                          У Тутаевской чудотворной иконы                                                                                              

Вспомнилось вот сегодня про крестный ход с чудотворной иконой в городке Тутаеве, под Ярославлем. Нашел фотографии старые с собою и обратил внимание, что торчу я на снимках - один мужик среди женщин в платочках. Один мужик ползу с женщинами на коленях под иконой, и наверное смущаю их ростом своим. И задумался, а где же остальные наши российские мужики, от действий которых мы ждем возрождения и хорошей жизни. Ведь день тогда был воскресный. Конечно, немного сгущаю краски, не один я там был, пришли позднее крепкие ребята и носили на плечах икону по городу. Икона в больницу приходила, и на перекрестках молебны служились. Но большинство в толпе всё же были женщины и дети. Хотя, привык уже к таким пропорциям с коммунистических времен. Как-то в зимнее воскресение зашли мы с приятелем на службу в храм Псковского кремля, так старушки аж в пении стали заикаться - два таких мужика пришли и стали, лбы крестят. Не видали они в Пскове такого. 
Конечно, это не значит, что я хороший, а все плохие. Я - такой, как есть со своими грехами и злостью, и никому не указываю, что делать, а только сетую - есть такое слово. Простите.