February 21st, 2008

Что-то серьезное грядет

Вот так бывает, снимаешь, снимаешь в 2006 году, а приглядишься зимою 2008, и такое вдруг заметишь. А в тот день странная серая пелена тащилась по восточной стороне неба, погромыхивая и поблескивая электрическими цветами. Очень было страшно. Пахло недетским ливнем, и мы спрятали всё в палатку, укрепили колышки камнями, завернули в большой целлофан продукты и сухие дрова. Над костром установили нашу доску-скамейку, чтобы меньше залило в случае чего. Часов шесть серое чудовище еле двигалось по диагонали на северо-запад, а к ночи всё же зацепило озеро. Над сортавальскими шхерами непрерывно грохотал один большой гром, молнии стреляли пулеметно, так что там всё время было светло. Около часа разряжалось небо, а потом собрало остатки в кучевые облака, поймало на них золотистый закатный свет и потащило белые горы на север. Подумал тогда, - не забыть, но забыл, а сейчас опять вспомнил - что не видел я никогда такой тяжелой мощи в небесах, не слышал такой упрямой ярости в громах. Даже в весенних раздольях над Волжской поймой, когда серьезно накрыло бурей – всё равно было не так сурово. Наверное, что-то серьезное грядет, раз старые явления получают новые силы и новый вид. От этого меняется их смысл, и не назовешь уже такое ни дождем, ни ливнем, ни бурей. Надо придумывать новые имена. 


2006(с)photo by V.Gritsyuk                                                                                                                                   Невнятный пейзаж 

Но мы остаемся прежними, и когда мне начинают доказывать, что человеческая психика меняется - типа, эволюционирует, то я снисходительно улыбаюсь внутри. Если бы она менялась, то не было бы таких фундаментальных наук, как военная психология, психиатрия и вообще - наша цивилизация была в другом месте сейчас. Но, как неуклонно клюет рыба на червя, так и человек упорно ловится на известные врачам и священникам наживки. А снаружи - я не спорю, ведь миф об эволюции, чтобы сверху помидоры а внизу картошка - настолько глубоко засажен в головы, что когда пытаешься поспорить, - у людей стекленеют глаза и голос становится, как у боевых роботов. Они произносят одинаковые фразы, словно  зомби. Хочется крикнуть - встряхните головою, оглянитесь и разглядите факты вокруг себя. Но я не кричу, а внимательно слушаю и думаю о самом говорящем человеке, какова его нынешняя жизнь, каковы стимулы и цели, что заставляет его утром открывать глаза и как он удивится, когда придет старость. Никому не вложить насильно своих пониманий, поэтому надо учиться в эти моменты, раз дана такая лабораторная работа. Пытаться в других увидеть свои скрытые занозы. 

Ничего нет в моем понимании трагичного, если хоть примерно догадываешься - кто ты, откуда и куда. Пусть это и не очень прилично выглядит, но другого тебя у тебя нет. Хуже, когда мы пребываем в иллюзиях насчет себя, автоматически врем другим и сами начинаем в собственную ложь верить, потом обижаемся, петушимся, и неожиданно фонтаном генерируем злобу. Используем её, чтобы запустить движок нашей активной деятельности. Потому что надо кого-то ненавидеть и учить, пытаясь искривить под своё понимание. И получить через него подтверждение собственной правоты. Это и есть жизнь многих из нас - в нервных ощущениях. Я им не даю запросто таких подтверждений - поэтому считаюсь неудобным и вертлявым человеком.  Вот так, как-то смутно разговорился и прошу - если уж комментировать такое, то сильно подумать. Может лучше смолчать, изучая меня.