Victor Gritsyuk (wildrussia) wrote,
Victor Gritsyuk
wildrussia

Categories:

Лоскутики Петровича. Часть пятая

Наступила середина лета, и меня сослали из пустого города в городской детский лагерь на берег той самой реке. Там затеялась совсем иная жизнь, суматошная, глуповатая и нервная, за которой я почти не вспоминал своих пернатых подопечных. Там меня посетило странное, теплое, парализующее волю и язык чувство, похожее на любовь из стихов и фильмов. Между нами пролегала непреодолимая пропасть из полных пяти лет - она была во втором отряде, а я – в одиннадцатом. Но она не казалась мне старой. Всегда веселая, всегда в сопровождение группы кавалеров, она блистала среди лагерной серости диковинным цветком в воздушном сарафане. Не смея приблизиться, я с нелепой улыбкой болтался во втором эшелоне её поклонников, вырвавшись из остальной массы из-за высокого не по годам роста. Мы ни разу не разговаривали. Было очевидно, что мои шансы оказаться близко, сказать несколько остроумных слов, может быть - взять за руку и взглянуть в глаза - ровнялись нолю. Она смеялась чужим шуткам и глядела сквозь меня, словно я был невидимкой. Да я и не представлял себе, что надо говорить или делать дальше, когда уже - за руку, и - в глаза.

А потом случилось неожиданное. Неожиданности, они ведь всегда случаются без предупреждения, в этом вся их подлая натура. Шумела вечерняя лагерная дискотека, но я не танцевал. Нам не танцевалось. Вся группа поклонников с блистающим цветком в центре кучковалась недалеко от танцплощадки, у торца столовой. Я незыблемо стоял во втором ряду, как бы - вальяжно облокотившись на низкий заборчик, изображая одновременно и присутствие и, на всякий случай – отсутствие. Рядом струился забытый сейчас разговор, и бубенчиками взрывался девичий смех, обещающий переливами тембров что-то непонятное, но волнующее. Дама наших сердец плыла и искрилась в потоках внимания. От их избытка она взобралась на деревянный щит под стеною, словно на эстраду, и грациозно завертелась в мелодии дискотечной кукарачи. И вдруг…


(с)photo by V.Gritsyuk                                                 Мальчик и женщины на Амуре

Какое же это неприятное слово – «вдруг». В реальной жизни бегом бы от него бежал. Его очень полюбили кинематографисты, используя давно и умело, приводя зрителей в куриный шок неожиданными выпадениями скелетов из шкафов, всплываниями утопленников, и обрушиваниями окровавленных кетчупом трупов с потолка, с крыши, с деревьев, но всегда - в самый неподходящий момент, и всегда для того, чтобы стало плохо. Вот и нащупался секретный смысл слова «вдруг». «Неожиданно», «в неподходящий момент» и «стало плохо» – это и есть три составляющих, три кита настоящего «вдруг».

Продолжим. И вдруг деревянный щит под её ногами качнулся и рухнул вниз. За ним следом в открывшейся яме с криком исчезла наша дама. А эта коварная яма оказалась самой неприятной из всех возможных ям в мире. Дама наших сердец в красивом сарафане стояла в темной глубине по пояс в отвратной, вонючей жидкости. С её растопыренных рук стекало что-то коричневое. Бледное, как мел лицо исказила маска ужаса. Она уже не кричала, а визжала почти ультразвуком. Кавалеры мгновенно впали в глубокий ступор. Не растерялся лишь парень из первого отряда, совсем взрослый, спортсмен и задира. Наклонившись, он схватил её за руки и рывком выкинул наверх. Дальше смутно помню, кажется, меня стошнило от тяжкого запаха, от сарафана прилипшего к стройным ногам, но больше - от воображения, ярко представившего стояние в выгребной яме. Реальность утратила краски, и представилось нехорошим черно-белым кино. С таким воспоминанием невозможно было оставаться в детстве. Его надо было задвинуть куда-то в темный угол памяти, что я и сделал каким-то необъяснимым, безболезненным образом.

Больше ничего про красотку из второго отряда, про группу её кавалеров и сам лагерь не помню – хоть убейте. От этого неожиданного – «вдруг», случившегося в самый неподходящий момент, что-то сломалось внутри, в области тонких чувств, и любовь к живым девчонкам была отодвинута на три года вперед, пока к нам в пятый «А» ни пришла умопомрачительная красавица - Люда Князева. К сожалению, кроме дорогого сердцу имени память ничего не сохранила. Лишь незначительные общие фрагменты – коричневая школьная форма, черный фартук, белый фартук, городская улица уходящая вдаль и её портфель, который я нес от школы до её дома. Помню ещё, что она не была блондинкой. Одноклассники нас дразнили – муж и жена, а мы даже ни разу не поцеловались. Да нам этого и не хотелось. Все это было лишь продолжением детских игр с незначительным градусом любовного пунша. Настоящее чувство нахлынуло позднее, в восьмом классе. И как всякое настоящее чувство в такие зрелые годы – было оно безответным, хотя заставляло реально мучиться и страдать, как беспощадный вирус. Стихи начали писаться позднее, в десятом классе, и тоже от холодной безответности объекта горячих  чувств. Так ведь почти всегда - мы любим тех, кому противны, а в это время нас любят - нам безразличные.

Продолжение предполагается, в работе самая тонкая четвертая часть. Сложно пришется.
Tags: мои личные истории
Subscribe

  • Былые думы Петрови4а

    Когда в воздухе запахло керосином, многие почувствовали, что режим скоро как-то изменится и старые приоритеты будут пересмотрены. Вот тогда и…

  • Мы - другие

    Мне показалось вдруг вчера, что я более наполнен, чем кажется после знакомства с моим ЖЖ. Просмотрел двадцать последних фото и грустно стало. Они…

  • Зависть

    Дожился я тут в ЖЖ! А ещё фотограф называется! Каждый день публикую новый снимок, а их никто не ругает и не хвалит. Словно я сосед по коммунальной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Былые думы Петрови4а

    Когда в воздухе запахло керосином, многие почувствовали, что режим скоро как-то изменится и старые приоритеты будут пересмотрены. Вот тогда и…

  • Мы - другие

    Мне показалось вдруг вчера, что я более наполнен, чем кажется после знакомства с моим ЖЖ. Просмотрел двадцать последних фото и грустно стало. Они…

  • Зависть

    Дожился я тут в ЖЖ! А ещё фотограф называется! Каждый день публикую новый снимок, а их никто не ругает и не хвалит. Словно я сосед по коммунальной…