Victor Gritsyuk (wildrussia) wrote,
Victor Gritsyuk
wildrussia

Categories:

Заключение после восьми панорам

Попробуйте написать восемь текстов один за другим каждый день, в праздники. И чтобы большая часть слов писалась прямо в окошке. Секрет творчества простой - для этого надо сканировать на соседнем компьютере, слушая постоянное жужжание каретки сканера. Очень такое занятие к литературе стимулирует, особенно - когда картинки для скана уже подобраны. И вот - очередной этап сканирования закончен и на счетчике возникает официальная цифра приличных панорам за 2008 съемочный год. Получилось их - тридцать штук. А если выбирать с пристрастием, то останется не более пяти. Пять панорам в год – хоть разорвись теперь! Остальные более-менее похожи между собою: варианты, чуть другие точки съемки, перепевки. Это тексты у меня получаются более-менее разными, потому что сидишь в тепле и тычешь в клавиши, затылок чешешь. Чайку с кренделем между делом попьешь, вздремнёшь сладко на атаманке. С фотографиями пейзажа так не получается. За пейзажем приходится тащится в поля и леса – ноги бить. Придумал себе принципы фотографирования и теперь страдаю. Обязательно мне нужно без фокусных фильтров снимать, в один щелчок. Потому что моя фотография – это лишь дневниковая запись. Главное в этом деле – сама жизнь.

Теперь скажу ещё одну правду про себя. Не могу дальше скрывать, щеки правдой изнутри рвутся. Кадык со связками распирается. Гланды трепещут. Ведь от знакомых и друзей такой нутряной правды не дождешься, всё пытаются уговорить Петровича – чтобы был он попроще. Словно есть ему пространство - куда дальше упрощаться. Петрович и так зело прост и подозрительно близок к народу. Но у него не единственная грань. Их там несколько - не менее трех-четырех. Поглядим правдиво на эти грани в порядке их значения.

Внутренние Грани Петровича:

Первая. Петрович – всё же фотограф. И – неплохой. При этом, не только - певец дикого российского пейзажа, но может и про другое более-менее прилично спеть (архитектура, портрет, мода, натюрморт, макро, репортаж, жанр). Он ведь давно фотографом числится. С годами опыт работы многим полностью заменяет талант. Напомню, что собаки играют на рояле, попугаи танцуют, слоны рисуют. С цифровой камерой в кармане каждый становится немного фотографом. Так же, как каждый становится немного врачом - давая совет от простуды. Как каждый становится немного политиком, когда объясняет действия стран и президентов. И прочими многими мы становимся - понемногу. А если долго и мучить себя и других фотографиями, то лет через десять-пятнадцать становишься настоящим гуру или понимаешь, что это было не твоё.

Вторая. Петрович - лучший литератор из профессиональных российских фотографов, что доказывают его «Золотые перья» и другие заслуги на словесном фронте. Он в поездках пишет обычной ручкой, поэтому тексты его более концентрированы. Это – конечно от лени. А ещё – когда в блокноте, то со стороны выглядит солиднее, чем колупание в ноутбуке.

Третья. У Петровича приличный образ в ЖЖ. Естественно – образ этот не имеет отношения к реальности. Как и остальные его грани - фотография с литературой, интернетные публикации - занятие подозрительное. Особенно – если даром. Тогда оно на диагноз похоже. Это вам не работа садовника или птичницы, которые могут отчитаться по осени. А здесь во всех трех случаях сомнительные предметы создаются, которые на хлеб не намажешь. От фотографа - файлы на диске, или в лучшем случае – кусочки целлулоида с крашеной желатиной. Литература – тоже файлы или испорченные буквами листы А4. Про ЖЖ вообще говорить нечего – отключат инопланетяне свет, и ЖЖ исчезнет, словно никогда не был.

Четвертая. А вот что же во мне было такое, четвертое? Ведь что-то точно было…? Ладно, зарезервирую четвертую лунку на случай, если оно найдется или возникнет.


2002©photo by V.Gritsyuk                                                                                                  C неба упал сломанный меч

День улетел на запад, чтобы вернуться с другой стороны. Каменные луды я уже сравнивал с разными предметами и существами. Сейчас показалось, что это сабля. Но напишу ка я лучше – меч. Звучит сильнее. Что будем публиковать завтра – ещё не решил. Начинаю обрабатывать свежие панорамы, и может что-то из нового покажу. А может и фрагменты, ведь если панорама хорошая, то из неё запросто можно два снимка сделать. А с шедевра – даже целых три выходит. Но прошу не судить строго, ведь при всех своих четырёх гранях Петрович не может показывать 365 шедевров в год. Покажешь вот сдуру, и сразу все станут так снимать. Что потом бедному Петровичу делать – придется профессию менять на домоуправа. Поэтому засветка будущей классики перед культурной общественностью будет происходить по каплям. Именно так, как советовал буревестник революции с острова Капри. Советовал, правда, по другому поводу, но это не важно - мы возьмем у него только дозировку.
Tags: память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments