Victor Gritsyuk (wildrussia) wrote,
Victor Gritsyuk
wildrussia

Categories:

Шестая панорама - полоска Белого моря

Моря – они живые, и бывают очень разными, как люди. Есть море Черное, и есть море Красное. За Черным морем выращивают черный кофе. По его синим волнам корабли возят туда-сюда черную нефть. В Красном море дайверы фотографируют пунцовые водоросли и пучеглазых розовых карасей. Есть мнение, что там, на дне лежит фараон со своей армией. А может и не лежит - кто теперь проверит? Про Желтое море не буду тут говорить, - про него все знают, что оно – желтое. Этого нам в Европе пока достаточно знать , пока не пришли китайцы. Сегодня у нас показывают кусочек моря Белого. В нем плещутся белухи и белые облака становятся белой пеной на гребнях штормов. Это море я предпочитаю всем остальным. Только здесь так по мужски происходят приливы и отливы. Оголяются веснушчатые от ракушек камни и гривы фукусов болтаются в маленьких озерцах на литорали, или висят, сырые и пупырчатые на лобастых камнях, будто морские панки сушат зеленые шевелюры. О своей бескорыстной любви к Белому морю четыре раза официально говорил в журнальных публикациях. Хотя, в первой публикации оно мне представилось не Белым, красным от былого.

Уже, кажется везде побывал в знаковых местах, но долго не решался посетить Соловки. Они виделись из Москвы трагичным символом, так и не понятым страною. Казалось, что не выдержит сердце встречи с островом скорби глаза в глаза. Представлялось в воображении, что там до сих пор проволока и вышки, брошенные бараки с нарами, ржавыми решетками на узких окнах без стекол, и обитые изнутри для утепления матрасами казармы охраны. И конечно, все жители там или бывшие зеки, или бывшие вохровцы, а все собаки - дети и внуки лагерных овчарок. С таким настроением плыл туда из Беломорска - города с трагическим лицом. Время тогда было переломное, болезненное и конечно - возник тяжелый текст, который никто не хотел публиковать. Обвиняли в полном отсутствии оптимизма, не отрицая при этом и неких художественных достоинств. Прошло время и я снова там оказался, и увидел надежду. Второй текст был значительно светлее. Даже в названии эссе было слово "надежда".

Острова плывут в Белом море в будущее, в такое - какого мы все достойны. Одни делают там только бизнес, другие спасают душу. Кто-то успевает и то, и другое. Каждому своё. Невозможно прожить человеку  в мире и не согрешить. Блаженны те, кто падает, как все мы, но неустанно поднимается и поднимается с верою, надеждою и любовью. А если мало их становится, то смиренно просит там, где неиссякаемый их источник. Океан любви. После Соловков жить не просто.


2004©photo by V.Gritsyuk                                                                                                    Взгляд через отлив на Анзер

Вспоминается из последнего визита почему-то, как на уазике долго тащились от Кремля до Ребалды по гиблой лесной дороге. Валуны так щедро были натыканы на пути, что езда напоминала проверку на испытательном стенде. Скорость не превышала десяти-пятнадцати км в час. Вдруг перед капотом вышла капалуха и стала клевать камешки, не обращая на наши сигналы внимания. На подталкивания бампером она не реагировала. Лишь чуток отходила. Пришлось мне выйти и буквально - пиная ногой прогонять её обратно в дикую природу. Напротив Ребалды штормило и собиратели водорослей отдыхали. Копошились, шуршали по сараям, перебирали и паковали длинную ламинарию. Дорогие фиолетовые водоросли аккуратно складывали в отдельные мешки, ведь из них получают агар-агар. Скупо брызгал дождик, но ветер сносил тучки к Анзеру, который синей полосой лежал на горизонте. На Анзер мне попасть не удалось. Но и от главного острова достаточно было впечатлений для моего слабого сердца.

Часть обратного пути прошел пешком, собирая вдоль дороги подосиновики для ужина. Машина то обгоняла меня, то я её настигал. Собранные грибы разделили с шофером пополам. Свои мы потушили в сметане, ведь магазин на острове работал круглосуточно. Хотелось сказать - "ночной магазин", но вспомнил, что ночи там не было. Ужинали на рассвете, и было это как-то обычно, совсем не удивительно. Соловки забыть невозможно. Нельзя забывать, иначе жизнь пойдет в неправильное место.
Tags: память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments